Заинтересовала наша статья? Расскажите друзьям!

Поп Гапон, обожаемый народом в период «Кровавого воскресенья», был повешен соратниками, когда ему едва исполнилось 36. В рубрике «История с Алексеем Курилко» LifeRead исследует тайну смерти и главную ошибку Георгия Гапона.

Алексей Курилко Истории

Алексей Курилко

Частенько служители культа становятся героями скандалов. То какой-то монах напился и витийствовал в ресторане в окружении пышногрудых девиц, то батюшка на иномарке, будучи под градусом, сбил человека и пытался скрыться от полиции, то еще Бог знает что. Большинство граждан до такой степени всем этим возмущены, словно подобное поведение священнослужителей есть нечто неординарное и сверхъестественное. Тогда как в действительности история хранит примеры и более ужасного поведения тех, кто призван был стать посредником между Богом и людьми. И все чаще образованная часть граждан вспоминает в этой связи таких легендарных личностей, как поп Гапон и Григорий Распутин.

Странные аналогии

Григорий Распутин

Григорий Распутин

Аналогия с последним понятна, хотя личность Распутина в разы крупнее, в сравнении с любым священником, и имела гораздо большее влияние на внутреннюю и даже внешнюю политику всего государства из-за его близости к царской семье. Всякий скандал, связанный с Распутиным, бросал тень не столько на церковь, к которой он имел опосредованное отношение, сколько на репутацию монарха. Параллель с Распутиным относительно оправдана — схожестью распутного поведения, чего никак нельзя сказать об образе попа Гапона. Вот тут уже тем, кто не к месту вспоминает попа Гапона, — либо отказывает логика, либо изменяет память.
Георгий Гапон

Георгий Гапон

Дело в том, что столь знаменитый поп Гапон не был ни распутником, ни пьяницей, ни подпольным миллионером. Сверх того! Одно время был тем, на кого люди попросту молились! И если бы ему посчастливилось погибнуть в зените своей славы, то в истории он бы остался истинными героем. О нем бы слагали стихи, песни, снимали бы фильмы. А церковь со временем признала бы его святым и великомучеником. 111 лет назад у него был шанс прославить свое имя в веках.

Поп Гапон вел народ, словно на праздник

Ах, отпусти я сейчас своего чертенка беллетристики на волю — как можно было бы все это описать!

…С трудом поднялся с мокрой от грязи и крови земли. Стук сердца заглушал стоны раненых, крики живых и паникующих, и выстрелы… Пот щипал глаза. Он хотел утереться рукой, но только размазал кровь по лицу. Он ничего не понимал. Тьма сгустилась вокруг него. А ведь еще всего пару часов назад кругом было так светло и ясно…

Утро 9 января у Нарвских ворот. Гравюра

Утро 9 января у Нарвских ворот. Гравюра

Санкт-Петербург. 9 января 1905 года. Морозы только подбирались к столице. Было уже холодно, но не настолько, чтобы поддержать первый снег. Снежинки таяли на лету, не достигнув земли. Не снег и не дождь. Моросило. С разных концов города к Зимнему дворцу двигались многочисленные колонны мирной демонстрации. Несли иконы, хоругви и портреты императора. В колоннах — преимущественно рабочие. Многие с женами и детьми. Настроение приподнятое. Это не похоже на демонстрацию, скорее, — на праздничное шествие. Ни тени тревоги на лицах большинства участников шествия. Так ведь к царю идут! К отцу родному! Во главе самой многочисленной колонны шли организаторы данной акции — Васильев, Иноземцев и товарищ Мартын (Рутенберг). Ну и самый главный среди них — поп Гапон.

Первый залп прозвучал ровно в полдень. После чего Гапон закричал: «У вас больше нет царя!». С правой стороны от Гапона упал Филиппов — кузнец-богатырь, личный телохранитель отца Георгия. С другой стороны упал Васильев, который накануне, словно предчувствуя, написал жене: «Нюша, если я не вернусь и не буду жив, ты не плачь. Первое время как-нибудь проживешь, работай, расти Ванюру и говори, что я погиб мученической смертью за свободу и счастье народа». Следующим свалился Иноземцев. Сподвижники Гапона падали рядом с ним. Пули словно выискивали главного инициатора и организатора. Тем не менее Гапон остался жив, получив лишь легкое ранение.

Не пропустите  Как Толкиен сказку сделал былью

«Не стреляйте в народ!»

После второго залпа Гапон, увидев, что его товарищи по обе руки упали замертво, бесстрашно сбросил с себя шубу и, шагнув вперед, в ярости закричал: «Нет у нас больше царя! И Бога нет!». Затем крикнул: «Вперед! Свобода или смерть!». Он действительно был готов умереть! Он понял, что его надежды на то, что солдаты не станут стрелять в народ, были наивны! Напрасно он исключал кровавый исход. Не совсем, конечно, исключал: ведь приказал же он написать на одном транспаранте: «Не стреляйте в народ!».

Теперь он был готов перейти к осуществлению запасного, на всякий случай продуманного плана — попробовать захватить оружейные магазины, послать отряд для захвата телеграфа и телефона, а основной массой с оружием пробиваться к дворцу. В случае же неравных сил, перейти к глухой обороне, построив из подручных средств перекрывающие улицу баррикады.

Маковский "Кровавое воскресенье"

Маковский «Кровавое воскресенье»

Раздался третий залп из ружей. Острая боль обожгла его левую руку. Он обернулся к людям, но… Те, кто оставался в живых, в панике бросились врассыпную, наутек, в ужасе бросая раненых товарищей, обезумев и наступая на лежащих мертвых и живых, но мертвых от страха… Гапон понял, все кончено. Страх смерти, охвативший толпу, передался и ему. Он сделал шаг назад, поскользнулся и рухнул на мостовую. И следующий залп отправил пули вдогонку бегущих людей. Следом за ними пустили легкой рысцой своих коней эскадрон всадников-гренадеров, на скаку вынимающих шашки из ножен…

Страх, подхлестнувший других к побегу, Гапона, напротив, сковал по рукам и ногам. Бесстрашный вождь революции и лидер трудового народа не мог пошевелиться. Его спас товарищ Мартын: рывком помог подняться на ноги и потащил его в переулок.

Соратник Гапона - Петра Рутенберг

Соратник Гапона — Петр Рутенберг

Рутенберг уводил Гапона улочками и переулками все дальше от бойни. Когда стук сердец перестал походить на топот копыт, остановились перевести дыхание… Спаситель Гапона, проявив завидное хладнокровие, потребовал снять рясу, ножом состриг попу длинные волосы и бороду. Несколько рабочих, что бежали с ними, подбирали остриженные волосы попа и прятали в карманах со словами: «Свято, свято».

Потом кто-то принес студенческую форму, и в таком виде Рутенберг повел попа прятать на квартиру Горького. Где пришедший в себя Гапон вновь вошел в роль народного героя и продиктовал короткое воззвание к народу, в котором объявил, что у них более нет царя, так как «неповинная кровь легла между ним и народом». Далее следовали слова: «Да здравствует же начало народной борьбы за свободу! Благословляю вас всех. Сегодня же буду с вами!».

Люди, подогреваемые пламенными речами эсеров и эсдеков и возмущенные разгоном крестного хода, вновь пытались пробиться ко дворцу, но уже без икон и хоругвей. Их заменили красные знамена. Люди зверели. Они нападали на городовых, захватывали оружейные лавки… Эсеры разгромили мастерскую Шаффа, вооружили всех желающих. Повсюду строились баррикады. Так началась первая революция! И слава попа Гапона.

Рожден для большего

Как указывают биографы, фамилия Гапон пошла от украинского варианта мужского имени Агафон. Георгий был чистым украинцем и гордился этим. В биографии своей утверждал, что его род идет от атамана Гапона-Бидака, о котором в народной памяти сохранились песенные думы.

Он родился в местечке Белики Полтавской губернии в феврале 1870. Земский служащий Аполлон Гапон не жалел денег на образование детей. Родители приучали их к труду. Георгий Гапон знал Шевченко наизусть, любил народные песни и до конца жизни говорил с полтавским говором. Путь к славе был не так уж долог. Окончив учебу в семинарии, Георгий взял в жены купеческую дочь, которая была очарована его красотой и благородством. Сыграли свадьбу. Вскоре Георгий стал отцом двоих детей — дочери и сына. Но порой Господь дает, а порой отбирает. Красавица жена умерла от чахотки. Совсем еще молодой вдовец, оставив детей на попечение своих родителей, отправился искать счастье в Санкт-Петербург, где ему после обучения в духовной академии предложили доходное место священника в пересылочной тюрьме.

Не пропустите  Виктор Некрасов - преданный и забытый

Но этого честолюбивому человеку показалось мало. Он чувствовал, что рожден для чего-то большего. Тем более что его проповеди в рабочих кварталах имели громкий успех. А благодаря благотворительности и письменному докладу властям с планом устройства рабочих колоний и организации профсоюза, обещающих помочь в нуждах рабочего люда, его популярность возросла до таких высот, что департамент полиции заинтересовался его личностью. В результате было задумано использовать священника в своих интересах.

Поп Гапон на "Собрании"

Поп Гапон на «Собрании»

По предложению начальника Особого отдела Департамента полиции Сергея Зубатова, Гапон в 1903-м сформировал, организовал и возглавил «Собрание фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», занимавшееся просветительством и взаимопомощью. Гапон искренне руководствовался интересами рабочих, что работало на пользу его образу бескорыстного и благородного борца за всеобщее счастье народа. Ему нравилась роль народного героя и защитника обездоленных. Все было сложно: департамент использовал Гапона, а Гапон использовал департамент и получал от него крупные финансы, которые полностью тратил на нужды рабочих. К концу 1904-го «Собрание» было вынуждено вступить в конфликт с администрацией Путиловского завода, уволившей четырех рабочих с нарушением всех норм.

Двое из противозаконно уволенных были активными членами «Собрания». Конфликт освещался в прессе, имел резонанс, набирал обороты. Отступать было нельзя, и, повинуясь стихийному течению, Гапон был вынужден поставить властям условие. Когда компромисс не был достигнут и ни одно из требований не выполнилось, лидер, дабы не утратить веры последователей, согласился возглавить шествие рабочих к Николаю II, дабы вручить ему мирную петицию. Гапон верил, что государь не решится отдать приказ на силовой разгон мирной демонстрации. Он был мечтателем и идеалистом.

Лучи славы

9 января вошло в историю как «Кровавое воскресенье», после которого «революционер в рясе» стал знаменит не только в России, но и во всем мире. За границей Гапон купался в лучах славы. У него брали интервью. Предлагали огромные суммы за написание мемуаров. С ним искали встречи лидеры различных политических партий. Слава вскружила ему голову. Он даже стал всерьез претендовать на роль всеобщего лидера революционного движения — к примеру, устроил конференцию, на которой надеялся объединить крупные и мелкие политические партии, находящиеся в оппозиции российской монархии.

Кажется, он не в шутку уверовал в свое величие. В мечтах он уже примерял на себя мундир «мужицкого императора». Именно в те дни он все чаще заводит разговор о том, что мог бы стать «вождем всея Руси». Ему же принадлежит риторический — как он думал — абсолютно риторический вопрос: «Кто сказал, что Гапон не может стать Наполеоном?».

Однако его хрустальная мечта величия разбилась, столкнувшись с твердым упрямством революционных лидеров. Ни Ленин, ни Плеханов, ни Азеф, ни другие не собирались объединяться. Тем более — под руководством человека, кого не особенно и уважали. Они просто хотели использовать временную популярность того, кто по стечению обстоятельств имел такое влияние на умы городского пролетариата. В глазах же лидеров, равно как и в глазах царских чиновников, он был лишь провинциальным выскочкой и позером.

Дружба Гапона с властью

Когда Георгий Гапон после знаменитого императорского манифеста от 17 октября 1905 года вернулся в Россию и стал искать пути для примирения с властями, ради чего отказался от революционной деятельности и выступил в поддержку нового правительственного курса, эсеры, эсдеки и прочие посчитали себя коварно обманутыми. И затаили обиду на вчерашнего друга и соратника.

Георгий Гапон 1905

Георгий Гапон (1905)

Гапон мечтал возобновить работу «Собрания». Члены правительства делали вид, что их интересы теперь полностью совпадают. Выделили через посредников огромную сумму денег на восстановление его организации, но попросили пока не афишировать их финансового участия. Наивный и доверчивый Гапон согласился. И тем самым поставил себя в неудобное положение. Старый хитрый лис Витте все рассчитал, и вчерашние друзья отвернулись от недавнего кумира. Теперь он мог рассчитывать лишь на поддержку правительства, и всецело зависел от них.

Не пропустите  Мистика Гоголя - Проект «Литература с Курилко»

От Гапона потребовали доказательств его лояльности: он должен был рассказать все, что ему было известно о революционных лидерах и их работе за границей. Гапон рассказал, что знал, но знал он не так уж и много. Тогда Георгию Аполлоновичу мягко предложили привлечь к сотрудничеству того, кому известно больше, чем ему. Это был шантаж, но отступать было поздно. Гапон обратился к тому, кого считал лучшим другом, кто все это время глядел с восхищением, кто спас ему жизнь и от эсеров пришел работать к нему — к Рутенбергу.

25 тысяч — за смерть

Убийство Георгия Гапона

Убийство Георгия Гапона

Убийцы снимут дачу. Рутенберг, от которого партия потребовала не слов, а действий, привез Гапона, чтобы обговорить сумму, которую ему заплатят за то, что он расскажет полиции о секретах боевой организации эсеров. В доме их ждали несколько человек, притаившись в засаде. Рутенберг сказал, что согласен предать товарищей за 25 тысяч. Гапон уверял, что деньги они пустят на народные нужды, а грех его будет не так уж страшен. Ведь он может предупредить всех названных товарищей, чтобы они не приезжали в Россию. «А если кого-то все-таки арестуют?» Гапон вздохнул: «На все воля Божья! Они же террористы, сами убивать готовы, как готовы всегда и к своей смерти… Террор на зло отвечает злом и порождает еще одно новое зло. А вот наша деятельность направлена не на убийство, а на благие дела. От нас требуют подлости, я понимаю. Мы потом смоем добром эту грязь с души…»

Рутенберг не смог долго притворяться, да и поп уже достаточно сказал. По условному сигналу убийцы бросились на Гапона. Сам Рутенберг рук марать не стал и вышел на крыльцо. Слышал, что Гапону дадут сказать: «Я сделал это ради бывшей у меня идеи». Но ради какой конкретно, объяснить не дадут. Тот лишь успеет воззвать к памяти 9 января, но сердца исполнителей не дрогнут. Из судмедзаключения мы знаем, что смерть была медленная и «вероятно, крайне чувствительная». Его задушат веревкой. Веревку отрежет Рутенберг — тем же ножом, которым избавил Гапона от волос, чтобы сменить внешность.

Позорное вскрытие тела

Позорное вскрытие тела (архивное фото)

Есть четыре версии убийства. Одну воссоздало следствие, другую описал Рутенберг в мемуарах, третью — один из предполагаемых исполнителей, четвертую набросал в повести Савинков со слов всех участников. Исследователь Шубинский рассказывает, что на могиле попа Гапона в 1909 году побывал Иван Ювачев — отец Даниила Хармса. Он скопировал надпись на могильной плите: «Спокойно спи, „убит“ обманутый коварными друзьями. Пройдут года, тебя народ поймет, оценит, и будет слава вечная твоя». Там лежал свежий венок, а на лентах венка слова: «Вечная память вождю и учителю Гапону в день годовщины от рабочих». До революции было много тех, кто не верил, будто поп Гапон был авантюристом и провокатором. Вот так-то…

Если вы желаете почитать что-то светлое и доброе, у нас есть для вас эксклюзивное интервью — Фредерик Бегбедер: «Сегодня каждый хочет выглядеть, как украинская модель»

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам
Заинтересовала наша статья? Расскажите друзьям!