Заинтересовала наша статья? Расскажите друзьям!

Почему Корней Чуковский за миллионный тираж «Мухи Цокотухи» получил всего 2,20 рублей, и зачем зарывал книги в землю, выясняли писатель Алексей Курилко и журналист Анастасия Белоусова.

«У меня есть одно средство от тоски и депрессии — пойти к детям и побыть с ними часов пять, шесть, семь. Только с ними я чувствую себя человеком, способным совершать чудеса» (К.Чуковский)

Просто Коля Корнейчуков

Алексей Курилко Поверь, Анастасия: Корней Чуковский — это целый мир! И об этом мире на двух полосах газеты не расскажешь! Он бескрайний, необычайный и… мифический! Потому что, с одной стороны, Чуковский сотворил себя сам, а такое могут лишь носители божьего дара. Его мир рос и развивался многие десятилетия, он вмещает несколько жизней, десяток профессий и специальностей. А с другой стороны — никакого Чуковского изначально не было и быть не могло. Был простой мальчик Коля Корнейчуков! Мальчик, чье детство прошло в Одессе, в неполной и очень бедной семье, он рос без отца, с матерью, которая, дабы дать сыну и дочери хорошее образование, была вынуждена работать то кухаркой, то служанкой, то портнихой, то прачкой.


Анастасия Белоусова Революция сделала так, что любая кухарка теоретически могла руководить государством, а кухаркин сын мог…


Алексей Курилко Анастасия, в том и дело, что карьера Чуковского началась задолго до октябрьской революции. Она, напротив, смахнула одним махом все то, что он с таким трудом строил и выстраивал. Карьеру, статус, семейный быт, имя, связи… Недавно вышла неплохая книга Ирины Лукьяновой о жизни этого уникального человека. Гения — да, именно гения и самородка, но если хотите узнать о нем все, как есть, и, как говориться из первых рук, я вам рекомендую прочитать полное собрание его сочинений, куда, кстати, среди прочего, входит три тома его дневников и два тома переписки. Это чтение дорогого стоит!

А сколько вы получите информации и чисто интеллектуального наслаждения… Я вот стал перечитывать по второму кругу — непередаваемое удовольствие! Перед вами во всей красе предстанет весь его гений, перед которым лично я безоговорочно снимаю шляпу. Я учусь у него! Он мой учитель — наравне с Писаревым, Бенедиктом Сарновым, Тыняновым, Шкловским и Анненским! Он даже из вышеназванных для меня — самый лучший и любимый. Ведь большинство считает его всего лишь детским поэтом. А он… Ох, кем он только не был и что он только не писал!


Анастасия Белоусова «Я работал во всех литературных жанрах, кроме доносов», — скажет позже Чуковский. Помнишь?


Звание генерала

Алексей Курилко Вообще, думаю, ему было довольно обидно слышать, что он детский писатель. Это, действительно, крайне несправедливо. До революции он был самым скандальным критиком, самым высокооплачиваемым и знаменитым фельетонистом, а также уважаемым историком литературы и теоретиком филологии. Он был одновременно защитником классической словесности и новатором литературы, а также популярным лектором и переводчиком. Коротко говоря, его дело было в беззаветном служении Слову. И на этой службе он заслужил звание генерала, если не маршала.


"Краденое солнце" Корнея Чуковского
Для писателя того времени очень важно было найти хорошего иллюстратора. (Фрагмент «Краденое солнце», художник Юрий Васнецов)
Анастасия Белоусова Когда я смотрела очередной документальный фильм о Чуковском, сын сел рядышком и спросил: «Что за ужасы ты слушаешь?». Как раз был момент о смерти дочери писателя — Муры. Она, если помнишь, умерла в 11 лет от туберкулеза кости, но перед тем ей ампутировали сначала руку, потом ногу. «Помнишь, „Муху Цокотуху“ и „Тараканище“?» — спросила я сына. «Да», — ответил он, заинтригованный. «Это фильм об авторе этих сказочных стихотворений. Его дочь долго болела туберкулезом кости и умерла». Сын смотрел на меня во все глаза: «Мам, так он же сказочник! Разве с ним может случиться такое?». Как верно сказано! Так хочется верить, что хотя бы со сказочниками ничего страшного не случается!!!


Алексей Курилко Это была самая страшная трагедия в его жизни. Дело в том, что у него было четверо детей: двое мальчиков и две девочки. Но Муру он любил сильнее всех, и все в семье это знали. Мурочке разрешалось все. Он боготворил эту девочку. Никому, абсолютно никому не разрешалось входить в его кабинет — особенно в часы, когда он работал, а работал он большее время дня. Это касалось всех, кроме Мурочки. Ей позволялось все, и задолго до болезни. И надо ж было такому случиться, что именно она заболела, долго мучилась и страдала и умерла, чем нанесла отцу рану, которая никогда не заживала. Никогда… Все последующие потери и трагедии, а их в его довольно долгой жизни было не мало, не шли ни в какое сравнение с тем горем, которое испытал Чуковский, потеряв любимую дочь. Как он не наложил на себя руки — ума не приложу! Его спасла, наверное, любовь…

Не пропустите  Тайны жизни Вирджинии Вулф: боялась секса и злилась на птиц

Анастасия Белоусова Любовь к другим детям? Или к жене… Вообще к семье? Плюс ответственность за их будущее, да?


Алексей Курилко Настя, мы же говорим о Чуковском! Возможно, я несколько разочарую тебя, но его вообще на протяжении всей жизни поддерживала исключительно любовь. Нет, даже не любовь, а какая-то мистическая и дьявольская страсть к Литературе! Литература была его Жизнью! Жизни без литературы он себе не представлял. Сперва он любил ее, как читатель, затем, как рядовой участник и порой даже ее представитель, а затем — как производитель, ее творец, ее созидатель. Нет, вернее сказать — со-созидатель, со-основатель новой, всегда живой, как язык, литературы.

Оружие против страха

Анастасия Белоусова Знаешь, Алексей, скажу честно. Чем больше я узнаю о Чуковском, тем больше поражаюсь его силе духа. Первый раз я поразилась, когда узнала, что над каждой строчкой своих сказок он трудился месяцами! Строчка в месяц!!! Я была в шоке! Ведь на первый взгляд: ну что там писать, все же так просто: «Разве это великан? (Ха-ха-ха) Это просто таракан (Ха-ха-ха). Таракан, таракан, таракашечка, Жидконогая козявочка-букашечка». Сын особенно любит эти четверостишия о тараканище. Мы до сих пор над ними смеемся и используем как оружие против страха и неприятностей. Думаю, стихи Чуковского и в советское время использовали в качестве оружия против собственного страха. Еще его до сих пор называют автором первых детских триллеров: из всего 15-томника его сочинений, сказок — меньше тома. Их вообще всего 10!


Алексей КурилкоСказки пережили своего автора. «Мойдодыр» стал мировой классикой. А доктор Айболит вообще занял почетное место в ряду архетипов, влияющих на становление личности уже не одного поколения детей. Причем заметь, каким необыкновенным слогом написаны эти шедевры. Тут и постоянная динамика не только самого повествования, но и темпо-ритмический узор поэтического языка. Это тебе не убаюкивающий ритм примитивных и упрощенных строк:

«Идет бычок качается,
вздыхает на ходу»!

Ничего не имею против Агнии Барто, она даст фору многим поэтам для детей, но и тут даже сравнивать смешно, ей-богу!

«У меня зазвонил телефон.
— Кто говорит?
— Слон.
— Откуда?
— От верблюда.
— Что вам надо?
— Шоколада.
— Для кого?
— Для сына моего.
— А много ли прислать?
— Да пудов этак пять.
Или шесть:
Больше ему не съесть,
Он у меня еще маленький!».

Ты чувствуешь, как сам ритм тебя завораживает, но в то же время не усыпляет и не дает продохнуть? Он держит твой интерес и органично удивляет, не нарушая внутренней гармонии…

«А потом позвонил
Крокодил
И со слезами просил:
— Мой милый, хороший,
Пришли мне калоши,
И мне, и жене, и Тотоше.
— Постой, не тебе ли На прошлой неделе
Я выслал две пары
Отличных калош?».

Сколь часто слово — уже строка, и внутренняя рифма не нарушает гармонии ритма, как в хорошем американском репе, меняет незаметно темп с изменением ситуации внутри сюжета!

«И сейчас же щетки, щетки, затрещали, как три тетки»

Алексей КурилкоЧуковский настолько уважительно относился к детям, что стал автором гениальной и первой в своем роде книги «От двух до пяти»: «Овладение речью происходит под непосредственным воздействием взрослых. Но оно кажется мне одним из величайших чудес детской психической жизни. Раньше всего необходимо заметить, что у двухлетних и трехлетних детей такое сильное чутье языка, что создаваемые ими слова отнюдь не кажутся речевыми калеками или уродцами, а, напротив, очень метки, изящны, естественны: и «сердитки», и «духлая», и «всехный».


Анастасия Белоусова Точно! Или: «Я намакаронился»…


Алексей Курилко Его восхищала детская свобода, маленькие люди, не скованные правилами и законами. Это успеется. А пока как забавно слышать от ребенка: «Какой ты, деда, страшный спун! Чтобы сейчас же было встато!». Или помнишь, из его наблюдений: «Лялечку побрызгали духами: «Я вся такая пахлая, я вся такая духлая». А когда внучка вертится около зеркала: «Я, мамочка, красавлюсь!».
Говорят, Чуковскому со всех уголков страны присылали забавные выражения детей. И он не просто собирал высказывания детишек, а пытался их осмыслить, понять логику их зарождения: «Ребенок бессознательно требует, чтобы в звуке был смысл, живой, осязаемый образ; а если этого нет, ребенок сам придаст непонятному слову желательные образ и смысл. Паутина — паукина. Милиционер — улиционер. Экскаватор — песковатор (потому что выгребает песок). Рецепт — прицепт (потому что прицепляется к аптечной бутылке). Всюду один и тот же метод осмысления услышанных слов, путем непреднамеренной подмены минимального количества звуков. Услышав два стишка из «Мойдодыра»:

«И сейчас же щетки, щетки
Затрещали, как трещотки…»

А моя трехлетняя дочь, никогда не слыхавшая слова «трещотка», попыталась осмыслить его при помощи такой трансформации:

«И сейчас же щетки, щетки
Затрещали, как три тетки».

Приливы безумного счастья

Анастасия Белоусова Здесь как нельзя лучше выразилась любовь Чуковского к слову. Он пишет:

Не пропустите  Джек Лондон. Талант, виски и морфий

«Я постоянно испытываю приливы безумного счастья, когда, проснувшись утром, веселыми ногами бегу к письменному столу».

Его любовь к литературе действительно была просто религиозна! Литературу он почитал как Бога. Того же Блока — как апостола! Он очень гордился своими монографиями по Некрасову, Уитмену (которого, кстати, первым перевел на русский язык).


Алексей Курилко Не его одного! Ведь именно в его переводе мы читали Марка Твена и Оскара Уайльда. А его книги о Некрасове, о Шевченко… Он возвратил их из небытия. А прочла бы ты ­его критику! Когда ­перечитываю его стать­и, ощущение, чт­о это пишет мой совре­менник. Кажется, это имен­но то, что я вчера со­бирался написать по п­оводу нынешней ситуац­ии. Ты представить ­себе не можешь, как м­ного из того, что он п­исал сто лет назад, н­ынче актуально!


Анастасия Белоусова Например?


Алексей Курилко«Газеты, ежедневно приручающие нас к чуду, делающие для нас нормой ненормальное, обыденным — необычное; телефоны, театры, фабрики, кинематографы, и, главное, городские улицы, навязывающие нам бытие в его хаотичности, безумии множественности, испестрили нашу жизнь до чрезвычайности. Но выиграв в количестве, впечатления наши потеряли в силе: переживаний теперь больше, но каждое из них как бы укоротилось и уменьшилось». Ну разве не о нашем времени это сказано сто лет тому назад?


Анастасия Белоусова Ты прав. Несмотря на все беды, нищету, постоянные обвинения и запреты, Чуковский всю жизнь зарабатывал словом, только и платили там… копейки! За миллионное переиздание «Мухи Цокотухи» он получил… 2 рубля 20 копеек!!! Оказывается, чем больше переизданий — тем меньше получает автор! Что бы сказала на это Джоан Роулинг, если бы ей сообщили, что за переиздание «Гарри» она получит 2,20 долларов!


Алексей Курилко Он, конечно, не хотел бы работать бесплатно. И ради денег он много писал такого, что лишь отрывало его от главного в жизни. Но деньги его интересовали не так уж сильно. Хотя ты права: семью он содержал сам, и только своим пером.


Анастасия Белоусова До революции Чуковский был одним из лучших журналистов. Именно он взял последнее интервью у Льва Толстого. А его критических статей боялся весь литературный бомонд начала ХХ века! О его доме в Куоккале на берегу Финского залива до сих пор рассказывают легенды. Есть столько воспоминаний, как Чуковские даже в дождь ходили босиком, называя это «босячеством».

Репин, Чуковский, портрет Льва Толстого
Илья Репин в своей мастерской читает интервью Корнея Чуковского, которое он взял у Льва Толстого (Фото Карла Буллы)
Кстати, дом этот выстроен был самим Ильей Репиным, который очень любил семью Чуковских, и сам дал денег, и сам построил для них дом, так как Корней Чуковский максимум, что мог делать, это расчищать дорожки у входа, а в делах ремонтных ничего не смыслил. В книге «Чукоккола» Корней Иванович собрал истории и автографы всех тех знаменитостей, с которыми был знаком и приглашал к себе. Только вот, дом этот в 1917 году Чуковские срочно покинут. Долг Репину Чуковский выплатит, но жить там больше не сможет. Дом Чуковских будет полностью разграблен.


Алексей Курилко Революцию он, в общем-то, приветствовал. Хотя, если честно, она отняла у него почти все, что он к тому времени заработал и заслужил. И ему почти в сорок лет пришлось все начинать сначала. А уж я не говорю о том, что он так и не смог приступить к главному труду в своей жизни. Его дочь Лидия Чуковская справедливо считала его в первую очередь гениальным литературным критиком. Вот что писали о нем, разделявшие ее мнение: «Но главное было совершенно другое для него. Некий особый взгляд на литературу вообще и в целом. Как верно было подмечено, в отличие от большинства товарищей по критическому цеху, он был не столько толкователем чужих произведений и не столько посредником между кругом идей автора и читающей публикой, и даже не столько историком литературы своего времени, сколько практикующим критиком-мыслителем, старающимся понять глубинные законы и секреты данного вида искусства, в которое был влюблен раз и навсегда».

Корней Чуковский жизнь и творчество
Осип Мандельштам, Корней Чуковский, Бенедикт Лившиц и Юрий Анненков — круг любимых друзей Чуковского (Фото Карла Буллы 1914 год)
Думаю, самую главную книгу всей своей жизни он так и не успел написать. Не решился. Недаром в его дневниках мы можем найти записи, как эта, за 21 октября 1907 года: «Вновь много думал о своей книге про самоцель литературы. Напишу ли я ее — эту единственную книгу моей жизни. Я задумал ее в 17 лет, и мне казалось, что чуть я ее напишу — и Дарвин, и Маркс, и Шопенгауэр, и Ницше, — все будут опровергнуты». Вот какие гигантские цели ставил перед собой уже к тому времени состоявшийся критик.

Не пропустите  Иуда Искариот – предатель или жертва?

Не простил отца

Анастасия Белоусова Когда «Чукоккалу» запретили к изданию, Корней Иванович закопал ее в саду на даче в Переделкино и злой уехал в Москву. Но не доехал. Вернулся. И застал дворника, который раскапывал его только что зарытую «Чукоккалу»! Дворник думал, что писатель зарывает клад. Ему и в голову не пришло, что можно зарывать в землю книгу!


Алексей КурилкоДа, Настя, его­ многие не понимали. ­Ты прочти книгу «Восп­оминания о Чуковском"­ — какой разный челов­ек выходит, как по-ра­зному его видели совр­еменники. Даже нахвал­ивали — и то, разным ­тоном. Скажем, в очер­ке Шварца «Белый Волк­» (Белый — потому что­ Чуковский рано посед­ел — Авт.) рисует пер­ед нами человека, кот­орый был безжалостен ­к бездарностям и слаб­остям или промахам ли­тераторов, готовый в ­любое мгновение за малейшую ошибку набро­ситься на жертву, сло­вно санитар литератур­ного леса, желающий у­ничтожить провинившег­ося или захромавшего жителя литературного леса, исключительно ­ради улучшения популя­ции. Зная, каким Швар­ц был шутником, Чуков­ский с восторгом прин­ял этот очерк. Тогда как Розанов называл Ч­уковского литературн­ым волком без всякого­ юмора. И не только волком, но и гадюкой, коршуном и бездушным чудовищем.


Анастасия БелоусоваЧуковский — волк? Чудовище?


Алексей КурилкоДля меня он добрый и справедливый волк. Умное и внимательное чудовище.


Анастасия БелоусоваВидимо юмор — ­единственное, что спа­сало писателя в тяжел­ые дни, когда его обв­иняли в «чуковщине» —­ «мелкобуржуазном мыш­лении» или в лукавств­е.


Алексей КурилкоБывали времена­, когда Чуковского во­обще нигде не печатал­и, и он вынужден был ­ходить по детским сад­ам со спектаклями для­ ребят. Вот там был е­го мир. Странно, вед­ь у него было очень н­ищенское и грустное д­етство, но при этом о­н умел радоваться, ка­к ребенок! Но и как р­ебенок, был категорич­ным. Когда-то в дом к­ Чуковским пришел ста­рик, как потом оказал­ось — отец Корнея Чуковского…


Анастасия Белоусова Кажется, его з­вали Эммануил Ливенсо­н, сын держателей бол­ьшого издательства, к­стати!


Алексей Курилко Да, так вот Ко­рней Чуковский — тако­й всегда тихий, интеллигентный, вежливый, чу­ть ли не взашей выгна­л старичка со двора. И долго потом ругался и кричал. Волк был зол. Ребенок, к­оторый в нем продолжа­л жить, так не прости­л отца. Считал его предателем, ­который подло пос­тупил с матерью. А во­т о своей же маме — Лидии Корнеевне — он д­о конца своих дней вс­поминал с нежной бла­годарностью.

Читайте также историю жизни Эдит Пиаф — ангела, выросшего в аду, узнайте, почему Вирджиния Вулф злилась на птиц, и почему Валентин Катаев обвинял Ильфа и Петрова в «жлобстве».

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам
Заинтересовала наша статья? Расскажите друзьям!