Время чтения: 12 мин

Известный искусствовед, музыкант и писатель Михаил Казиник накануне приезда в Киев рассказал «Сегодня» и Liferead о «революции» в школьном образовании, о том, как великая музыка способна излечить от онкологии, и о своем цикле программ об Украине.

Что читают сегодня с этим материалом?

— Михаил Семенович, совсем скоро вы приедете в Киев, чтобы дать концерт «Для детей и их родителей» (9 и 11 февраля в Музакадемии им. Чайковского). Почему выбрали именно такую формулировку, а не наоборот?

— Главные — всегда дети. Родители должны это осознавать и вести себя с ними как с главными. На этом концерте родители смогут услышать и увидеть, что будет происходить с их детьми, а в результате — и с ними, как они смогут измениться. Ведь именно глядя на детей и общаясь с ними тонко, точно, выверенно и правильно, мы меняемся сами.

Многие взрослые не учились в педагогических университетах, не проходили сложнейшие уроки по психологии. Но, произведя на свет дитя, автоматически становятся выпускниками этих учебных заведений по педагогике. Кстати, в этом кроется и весь ужас системы передачи информации от одного поколения к другому. Когда у бывших хулиганов рождаются дети, которые уже своим родителям диктуют, что правильно, а что нет.

Поэтому я считаю, что именно ребенок формирует родителей. Это одно из самых удивительных явлений в мире. И когда между ними начинается сотрудничество, то на первом месте тоже всегда будет ребенок. А если этого не произойдет, то прогресс никогда не наступит.

«Никто не захотел внушить народу гордость за культуру родины»

— Вы создаете школы нового типа, в которых, по вашим словам, действительно можно вырастить гения. Если кратко, какие основы этой «революции» в школьном образовании?

— Начнем с того, что я не создаю школы в традиционном смысле этого слова. Я не могу и не хочу зависеть от строителей, чиновников. Моя задача — настроить учителей на правильную волну, чтобы они понимали свои задачи.

Благо сейчас мы имеем уникальную возможность доступа к любой информации через интернет. Я не раз уже встречал трехлетних детей, которые умеют пользоваться айфонами. Это совершенно новое поколение! Интернет совершил революцию, равной которой не было в истории человечества. А школа в силу присущей ей консервативности до сих пор находится на другом уровне. Она, как и раньше, остается опорой тоталитарной системы, военизированной казарменной структурой.

Так вот: массовая школа, как и все массовое, уничтожила и уничтожает элиту, интеллигенцию, которая является двигателем прогресса. Это совершенно очевидные и объективные вещи, о которых многим невыгодно вспоминать и говорить сейчас.

Изучать историю человечества нужно по историям великих писателей, ученых, композиторов, художников. В наших школах мы не изучаем историю толпы. Любая страна ценна прежде всего тем, ЧТО она внесла в копилку мировой цивилизации. Поверьте, через 100—200 лет никого не будет интересовать, сколько народ в тот год съел мяса или сколько квадратных метров было на душу населения. Намного важнее то, какого гения страна подарила миру в этот период.

«Массовая школа, как и все массовое, уничтожила и уничтожает элиту»

Вот почему школьное образование так важно. Ведь когда родитель или учитель говорит ребенку, что он уже научился читать, это неправда. Это может звучать как слова поощрения, но не более того. Ребенок научился не читать, а складывать звуки в слоги, а слоги в слова. Чтение — это совсем другое, это такой же процесс, как восприятие великих научных формул, музыки, архитектуры.

Вы понаблюдайте в картинной галерее, сколько времени человек тратит на одну картину. В среднем — не более трех-пяти секунд. Это же глупость и нелепость! Великий художник писал эту картину кровью и сердцем, вложил в нее столько информации. Он создавал ее и рассчитывал на таких же, как он. На тех, кто остановится перед картиной в онемении и у кого, быть может, даже как-то жизнь поменяется после увиденной красоты. А у большинства людей меняется только поворот зрачков. Все то же самое происходит со всем гуманитарным образованием: мы все как бы знаем, но абсолютно не точно и приблизительно. (Улыбается.)

михаил казиник

67-летний гость из Стокгольма. Казиник каждый год приезжает в Украину, где его любят и ждут


— Как отличить великого писателя и композитора от посредственного?

— Если Гоголь живет уже 200 лет, то это не по приказу президентов или министров культуры, а потому что это сама необходимость. Высшие силы указывают людям, что это им нужно. Гений вообще ни одного предложения не напишет не гениального. Он не умеет писать хорошо, он делает это всегда плохо, то есть гениально. Он пишет, переворачивая сознание.

То же происходит и с музыкой, кстати. Великие поэты в своих произведениях часто играют с музыкой. Когда-то я читал Шевченко специально по-украински, чтобы понять его музыку стиха. У него же она невероятно переливается, словно итальянские зияния.

Я всегда глубоко погружаюсь именно в первоисточник, чтобы прочувствовать его на вкус, на зуб, на глаз, на ухо. И на встречах с учителями, детьми я раскрываю методы и ключи, как именно это можно сделать.

— Откуда вы черпаете эту информацию, анализируя классические произведения музыки или литературы?

— Когда-то прочитав в «Евгении Онегине» Пушкина строки «И даль свободного романа я сквозь магический кристалл еще не ясно различал…», я сразу воспринял их буквально. Что существует некий магический кристалл, через который ты смотришь, словно через увеличительное стекло, и пытаешься докопаться до истины, которую вкладывал автор во время создания своего произведения.

Во время чтения у меня, в отличие от многих, наверное, на лице всегда весь спектр эмоций: улыбка, радость, счастье, удивление. Я читаю и в каждом слове и фразе вижу невиданную мысль, красоту и глубину многозначности. И порой, когда я разговариваю с разными людьми, удивляюсь: почему мне так повезло, а им нет. Они хорошие, добрые, замечательные, но им просто не повезло. Они не применили в своей жизни магического кристалла.

«Любая страна ценна тем, что она внесла в копилку мировой цивилизации»

— А что вас больше всего раздражает или приводит в уныние от услышанного или увиденного у детей?

— Больше всего меня раздражает и пугает то, что мы проигрываем нашу цивилизацию. Раньше мы учили детей в академиях Платона, общались с ними на разных языках, чтобы у них была многополярность в мышлении и восприятии.

То, что мы унифицировали наших детей, и привело миллионов людей к поп-мышлению. Сейчас совершенно, в корне неверный подход к детскому образованию. А ведь ребенок настолько интересен! Он вмещает в себя сразу комплексно-волновое восприятие мира, ассоциативное мышление, когда всякое понятие вызывает у него новое понятие.

Я детям сразу объясняю: композиторы, поэты и писатели зашифровали в своих произведениях интересные загадки, разгадка которых и приведет нас к совершенно иному мышлению и пониманию.

михаил казиник

Михаил Казиник. Скрипка — любимый инструмент


— То есть сейчас не рождаются новые Моцарты и Бетховены только по причине неправильного образования, данного нам в детстве?

— Конечно же, нет. Гений «вне школ и систем». Тем более, Анна, вы не можете сейчас смело и уверенно утверждать, что подобные гении не рождаются. Потому что во времена Леонардо да Винчи тоже вопрошали, почему не рождаются такие, как Джотто. У великой культуры есть одна особенность. Она настолько смотрит вперед, что ее маленькие муравьи-современники не в состоянии оценить ее вклада здесь и сейчас.

— Расскажите об интересных примерах реакции слушателей и зрителей на ваши выступления.

— То, что я сейчас скажу, я не люблю говорить, хотя это и правда. Я знаю реальные случаи, когда даже онкология у людей отступала. То есть они, слушая мои программы по «Орфею», год за годом, продлевали себе жизнь, несмотря на то, что изначально им делали неутешительные прогнозы. Чтобы не быть неправильно понятым: это не я их излечил, а великая музыка, в которую я влюбил их своими речами.

«Вы не можете утверждать, что гении уже не рождаются»

— Вы выступаете совершенно перед разной аудиторией. В каком самом неожиданном месте у вас был концерт?

— Однажды я выступал на лесопилке. Когда-то в советские годы был такой фестиваль «Мастера искусств — труженикам села». Когда артисты должны были снять с себя фраки, переодеться в более демократическую одежду и разъезжать по колхозам и деревням с выступлениями.

И вот однажды в лесу вечером я выступал перед лесорубами. И можете себе только представить, во время игры на скрипке на меня набросилось несколько сотен комарих! Именно их, потому что, как известно, кусаются особи только женского пола, а не бедные комары, на которых все наговаривают. (Улыбается.) Это было какое-то безумие. Естественно, во время игры я не мог никого из них согнать с моего лица, рук, шеи. В итоге меня всего раздуло, но я все равно продолжал играть. Это самое неожиданное выступление в моей жизни.

Я могу перепутать программу, с которой выступал в Париже или Лондоне, но я никогда не перепутаю этот концерт и никогда его не забуду.

— Вам не страшно жить среди такого огромного количества необразованных и даже не желающих это изменить людей?

— Не только не страшно, но и невероятно интересно. У меня азарт: узнать, сколько из этих людей и каким образом я могу изменить и вывернуть. Они же все человекоподобные, с сердцем и мозгом.

Еще с советских времен мне интересно было бывать в профессиональных технических училищах, где учатся ребята, которые не просто используют мат в своей речи, а разговаривают исключительно на нем.

Конечно, мне очень приятно выходить на сцену к уже знающим меня зрителям, поклонникам, ждущим чудес. Я без этого и жить уже не могу. Но еще интереснее, когда меня приглашают в какую-нибудь школу с высокопоставленными оболтусами.

Кстати, о приглашениях. Больше всего помощи хотят именно цивилизованные страны, где значительно лучше образование, культура, где гигантское количество оркестровых залов, галерей, музеев. А вот страны, которые отстают в этом и понимают, что у них беда с культурой, даже не обращаются.

А вообще мне очень интересно бывать в тех странах, где все, о чем я говорю, еще в новинку. Это невероятно — видеть, как у людей за несколько минут на моих глазах происходит переоценка ценностей и их лица меняются.

михаил казиник

Михаил Казиник. На его концертах в зале всегда царят аншлаги


— А на какой стадии Украина сейчас, по вашему представлению, находится?

— Сколько бы ни было проблем в Украине, у вас есть одно достоинство, которое не существует для всего бывшего постсоветского пространства. Вы освободились внутренне! Это завоевание, которое будет оценено лишь через десятилетия, уже на ваших детях и внуках.

Если не считать балтийских стран, Украина — первая, кто смогла наконец проститься со своим прошлым. Самый главный дар для человека — его свобода. Сам по себе факт, что человек освободился от страха перед царем и царедворцами, означает наличие уже другого качества мышления. Я очень рад этому, потому что ничего дороже свободы у человека нет. Это и есть начало формирования нации, страны, духа.

Единственная претензия, которую я могу предъявить, — что все советские болезни характерны и для украинского общества. А избавиться от того, что сто лет накапливалось, очень сложно. И одна из самых больших болезней — это недооценка места и роли культуры и школы в развитии страны.

«Познер плохо меня изучил, поэтому диалога у нас с ним не вышло»

— Не могу не спросить о вашем интервью Владимиру Познеру. Как думаете, это был чей-то заказ свыше или личная неприязнь ведущего к вам?

— Личной неприязни у него не было и не могло быть, потому что он только накануне обо мне узнал, когда ему было дано задание со мной встретиться. Он просто очень плохо меня изучил.

Например, с самого начала он взял слова Рихтера и приписал их почему-то мне. (Смеется.) Потом он начал говорить вещи, которые меня очень удивили. Он меня спрашивал, почему я трактую мертвых писателей. Таким образом господин Познер, не задумываясь ни на одну секунду, на мгновение сыграв роли зощенковского героя, подверг критике всю историю мирового литературоведения.

Или он произнес такую фразу, что, мол, получает удовольствие от Моцарта и без моих лекций. Что я мог ему на это ответить? То, что удовольствие человек может получить от хорошего массажа спины, к примеру. А произведение искусства тем и уникально, что дает огромный заряд и невероятное количество состояний, причем разных на каждом этапе его осознания.

Но вместо того, чтобы спорить, я просто ему улыбался, потому что с самого начала видел, что диалога у нас с ним не получится. Он начал свою встречу с вопроса, кто я такой и как меня объявить. Мне кажется, это ясно, что, если человек занимается разными видами искусства, он культуролог.

С другой стороны — я могу предположить, что для него культура в принципе — это не совсем его материал, он же больше разбирается в других сферах. Поэтому решил обострить нашу встречу не за счет всем понятных политических противоречий, а за счет того, что он стал иронизировать над человеком со скрипкой. И в результате получил хоть какую-то интригу.

А еще Владимир Владимирович, видимо, был не в курсе, что лекции-концерты существуют уже на протяжении столетий. И я отнюдь не первый человек на земле, который начал анализировать музыку и литературные произведения.

«Люди в Украине должны знать, что самый великий украинский композитор — вовсе не Лысенко, а Чайковский»

— В этом же интервью вы сказали, что если бы вам дали 10 минут в прайм-тайме на каком-нибудь канале, то уже через короткое время уровень интеллекта телезрителей вырос бы в разы. Если говорить конкретно, вы общались по этому поводу с владельцами украинских телеканалов?

— Такие переговоры действительно были, во времена Виктора Ющенко. Его жена Катерина была моей поклонницей, и мы обсуждали цикл программ, в которых я расскажу о вкладе Украины в мировую культуру.

Люди в Украине должны знать, что самый великий украинский композитор — вовсе не Лысенко, а Чайковский. Я не спорю, Лысенко — хороший композитор, замечательный Мастер. Но таких на земле немало. А вот главный подарок Украины миру — это именно Петр Чайка. То, что он стал Чайковским, это так нужно было в те времена, чтобы иметь отношение к дворянскому сословию. А Федор Чайка, прапрадед Петра, был сотником в Запорожской Сечи.

Большая часть мелодий в творчестве Петра Чайковского — украинская. И я это могу доказать! У него с Украиной все связано. Только когда он приезжал в Украину, он чувствовал себя человеком. У него здесь, в Каменке, жила родная сестра, племянники. Именно здесь он заслушивался кобзарями, лирниками, бандуристами, плакал от их удивительных мелодий.

Главная тема Первого фортепианного концерта, который он, кстати, изначально назвал «Концерт на украинские темы», да и в других темах (включая финал: «Выйди, выйди, Иванку») тоже слышны мелодии украинских кобзарей. (Напевает.) То есть весь концерт, который знает и любит весь мир, — это концерт на украинские темы. Правда, есть одна французская. Использовать ее в концерте предложил брат Модест Ильич, мотивируя тем, что это их семейная, любимая, и что в Чайковских, кроме украинской, есть еще французская кровь.

Вообще вся великая русская православная музыка написана украинцами по национальности. Это и Березовский, и Бортнянский, и Ведель. Когда-то Екатерина Великая основала певческую академию в Глухове. Почему именно здесь? Да потому что она сразу заметила, что люди тут музыкальные, с невероятными способностями к пению, а мелодии песен сказочной красоты.

Также я хотел рассказать в этих фильмах, в чем смысл украинскости Гоголя. Почему, несмотря на то, что он пишет на русском языке, он плоть от плоти, кровь от крови украинец.

Шевченко, кстати, тоже писал свои дневники на русском. Но никто ведь не сомневается, что он великий украинский поэт. В искусстве, кроме языка, еще очень важно понятие духа писательского, во что складываются все созданные им образы.

михаил казиник

Писатель. Его книги — «Тайны гениев» и «Буравчик в стране Света»


«Именно украинские писатели внесли чувство юмора в русскую литературу»

Я хотел поднять веру в себя у украинских телезрителей, в свое национальное самосознание, принадлежность к мировой культуре. Что ваша культура — это не сплошные шаровары и вышиванки, что вы — поистине европейский народ, который породил огромное количество интеллигенции, в том числе и русской.

Именно украинские писатели внесли чувство юмора в русскую литературу. До них его там было не очень много. Гоголь, Лесков, Булгаков, Зощенко, целая плеяда одесских писателей. Русская литература без украинского юмора осталась бы куда более морализаторской.

Но увы: наши переговоры ни к чему не привели. Выяснилось, что денег на оркестр нет, как и возможности сделать двенадцать 20-минутных фильмов. Вы представляете? Я даже без гонорара готов был выступать. Как и Алексей Ботвинов, талантливый пианист, живущий в Одессе. Нужны были только камеры и оркестр…

Я так хотел сделать эти фильмы. Фильмы счастья и радости. Они были бы так вовремя. Но никто не оказался заинтересован в том, чтобы внушить народу гордость за культуру своей родины.

«Одно из главных качеств, характерное для украинцев, — самоирония»

— Как жаль, Михаил Семенович… Но я все же верю, что, может быть, кто-то из продюсеров прочитает наше интервью и предложит вам сделать такой цикл. Самое главное, у вас желание не пропало?

— Анна, у меня все желания пропадут только тогда, когда я умру на этой планете и переселюсь в какое-нибудь другое пространство. (Улыбается.) Хотя там у меня будут совершенно другие желания. А стремления что-то сделать новое и интересное не покидают меня никогда.

Но, как говорится, дорога ложка к обеду. Тогда сделать эти фильмы было особенно важно. Когда я стал изучать глубоко историю культуры Украины, то испытал восторг. Украинцы — очень талантливый народ, а многие этого даже не подозревают. Но если формировать нацию, заполняя мозги только политикой, то в результате мы получим агрессию, свойственную другим известным в истории народам.

Одно из главных качеств, характерное для украинцев, — самоирония. Это вообще сберегающее чувство, которое нужно ценить. Не многие народы могут им похвастаться… Человек, который ходит по знакомым и называет себя великим, больше похож на шизофреника. Именно на культуре и красоте нужно выстраивать величие страны. Она же у вас такая светлая, такая прекрасная.

Я был восхищен тем, как восстановили Полтаву, а какая уютная и удивительная Винница, о Киеве я вообще молчу. Замечательный город, даже его название какое благозвучное — Ки-и-и-е-ев!

— И напоследок неожиданно хочу спросить: что для вас означает любовь?

— Любовь — это прежде всего особая энергия, в которой нуждается все живое. Она может быть не только гендерной, межполовой. Вспомните свои ощущения, когда вы берете в руки котенка. Вы же тоже в какой-то степени испытываете к нему любовь. Великая музыка, великая поэзия — это тоже в чистом виде любовь, которая проявляется во всем — созвучии, гармонии, красках. Без любви жизнь невозможна!

Михаил Казиник: «Сколько бы ни было проблем в Украине, у вас есть одно достоинство, которое не существует для всего бывшего постсоветского пространства. Вы освободились внутренне! Это завоевание, которое будет оценено лишь через десятилетия»

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам

Почитайте нечто похожее

Самые свежие шедевры