Время чтения: 3 мин

Любомир Левицкий, режиссер «Штольни» и «Теней незабытых предков» рассказал о переезде в США, о том, как пробиться в Голливуде, сколько стоит снять в фильме Миллу Йовович и почему в Украину привозят «списанных» западных звезд кино.

США, режиссер, интервью, Голливуд

Что сегодня читают с этим материалом?

«Штольня» полна ошибок. И я понял, что надо учиться"

— Любомир, расскажите как вы пришли в кино?

— Старт у меня был такой, как у Роберта Родригеса. Он начался с сильного желания снимать кино. Потому что у человека или есть желание рассказывать истории, или его нет. Чем отличается хороший режиссер от плохого режиссера? А тем, что у хорошего режиссера всегда есть тяга к рассказыванию историй. Важно это уловить в себе. И если оно есть, то можно попробовать изучать ремесло.

Тогда я почувствовал, что у меня есть эта тяга, но не было знаний. И не было за спиной какой-то киношколы, потому что в Украине все киношколы в то время были очень устаревшими. И все мастера в университетах учили только по принципу «как снималось кино много лет назад». А то кино, которое мы хотели делать, новое. Поэтому мы решили с моим товарищем Алексеем Хорошко, с которым я снимал тогда клипы и рекламу, начать писать сценарий.

Мы очень долго думали: какое же это кино должно быть? Потому что мы должны были его снимать за свои деньги. Мы стартовали с того, что нашли локацию для нашего фильма. Это была такая подземная штольня, военный ДОТ. И мы поняли: «О, а если запустить туда несколько студентов, потерявшихся. И с ними разыграть историю под землей. Это будет недорого стоить». В результате мы написали сценарий фильма «Штольня» и позже его сами сняли. Никто не думал, что фильм получит такую славу.

— В чем, по-вашему, была популярность «Штольни»?

— Мы постарались с промокампанией, сделали ее по-новому. Но главное — фильм был на украинском языке, с украинскими же актерами. Потому что в то время все картины, которые были в кинотеатрах, шли на русском языке. Он стоял особняком от того, что делали другие.

На самом деле, когда мы снимали в 2005 году фильм. Тогда еще не снималось столько картин в Украине, сколько снимается сейчас. Не было никакой господдержки. И реально запускалось всего по несколько картин, которые снимали, опять же, старые режиссеры. Мы же были такими новыми ребятами.

Но когда мы стартанули, я понял: в этом фильме есть много ошибок, и нужно много и серьезно учиться. Но опять же, так как не было возможности учиться в какой-то киношколе, я понимал, что надо учиться в бою.

«Мне сказали: «Ты снимаешь голливудщину»

— Потом вы сняли «Ломбард» и «Тени незабытых предков»…

— Да, «Тени незабытых предков» — это лента, которая соединила в себе приключения, триллер и комедию. Самое главное, что это был фильм о наших студентах, нашей молодежи. И он был подан совершенно по-другому. Как мне сказали позже: «Ты снимаешь голливудщину». Ты американизируешь украинские реалии" (смеется). На самом деле я просто хотел делать все очень хорошо и красиво.

Когда фильм вышел на экраны, мы увидели, что молодежь просто пошла на него толпой. И это стал такой, я бы сказал, национальный хит, потому что молодежь начала видеть себя в чем-то новом. Это было реально приятно. Полные залы! Мы собрали большие кассовые сборы, на то время это был рекорд. Украинский фильм в национальном прокате смог собрать почти $ 700 тыс. при бюджете где-то в $ 300 тыс.

Это был огромный успех для такого проекта. В нем не было кинозвезд, только Ольга Сумская в эпизоде и Ольга Фреймут. Это такие камео были. Но в целом роли исполняли все неизвестные молодые актеры.

Переезд в США

— «Лобмард» был с уклоном в криминал, «Тени…» — в мистику. Почему вдруг решили снять комедию — фильм «#SelfieParty»?

— Это такой экспериментальный молодежный фильм, который пришелся как раз на тяжелый период в Украине. И нам захотелось сделать что-то светлое. Но в стране был кризис, и картина не смогла собрать хорошую кассу.

Поэтому я понял, что рынок в Украине довольно тесный. И мое желание снимать большое кино просто не будет иметь финансового потенциала. Те фильмы, которые я хочу делать, они дороже, чем может вернуть рынок. И передо мной стал выбор: либо поехать в Лос-Анджелес, в США, и развивать свой проект, или оставаться дома и снимать местное кино. И я решил рискнуть и все же поехать в Лос-Анджелес.

«В США талант — на третьем месте»

— Какой фильм вы сейчас снимаете в Лос-Анджелесе?

— У нас несколько проектов сейчас в развитии. Есть «Черная пятница» — молодежный триллер, и проект «Эгрегор», который является копродукцией Украины и еще нескольких других стран. Он сейчас находится на стадии поиска дофинансирования.

Но в первую очередь мы с партнерами на­чали развивать фильм «Скелет в шкафу». Это будет напряженный психологический триллер, не без юмора, конечно. Фильм затронет интересную тему криптовалюты — то, что сейчас везде. Но главное, что там есть история любви. История двух молодых людей, парня и девушки, и другого парня, который хочет вернуть свою любовь.

— На основе своего опыта расскажите: как человеку из Украины пробиться без связей в США, в Голливуде?

— Только благодаря упрямству и только через умение стать выгодным. Потому что если говорить о таланте, то талант в Голливуде на третьем месте. Здесь на первом — репутация, на втором — твое умение быть выгодным, на третьем месте — талант.

Потому что мы видим много проектов, которые делают далеко не талантливые люди. Но они могут пробиться, потому что они очень упрямые и смогли стать коммерчески выгодными.

Потому что Голливуд — это коммерческая машина. Это махина по зарабатыванию денег. И она работает безотказно уже много лет по своим правилам. Эти правила надо, во-первых, принять и изучить, а затем по ним работать. Потому что свои правила здесь не удастся навязать.

США, Голливуд, Аллея славы

Снимать кино в США — как все устроено в Голливуде

— Какие правила существуют в Голливуде?

— Правила работы. Нужно принять алгоритм этой работы. Ты должен понимать, что проект строится, дистрибутируется, актеры работают по определенной схеме. Это достаточно сложные процессы, отличные от наших.

У нас все очень просто: захотел снять фильм — пришел, взял деньги, снял. Здесь — нет, одних денег недостаточно. В Америке тебе нужно понимать, как это все будет сниматься, как фильм будет продаваться. Здесь есть правила юнионов, правила профсоюзов, страхование и так далее. То есть очень много бюрократических моментов, которые тебе надо проходить. И они, бывает, настолько притормаживают процесс и время, что ты понимаешь, что ввязался в какую-то сложную историю. Но опять же, у тебя нет выбора. Потому что это так работает и так нужно действовать.

— Как работает кинобизнес в Америке?

— В основном работает схема перепродаж. Потому что в Америке кинобизнес делится на две лиги: студийного кино — кино, которое делают студии (компании, владеющие студиями) со своей дистрибуцией, то есть кинотеатрами по всему миру, и независимое кино.

Независимое американское кино называется «инди». Этому кино гораздо сложнее, потому что студийное кино, как только начинает сниматься, уже автоматически продано. Потому что студии делают его под себя. Они нанимают режиссеров, продюсеров, всю команду. И вправе уволить любого человека, который им не нравится или отклоняется от политики студии.

Независимое кино работает по-другому. Вы можете найти деньги и сценарий, привлечь актеров, звезд. Но продавать и показывать студиям можно только на этапе, когда уже фильм готов.

США, съемки, кино

Снять фильм в США с Милой Йовович — пошаговая инструкция

— Что самое главное для фильма?

— Самая главная вещь — это сценарий, в любом кино. Сценарий — это номер один, потому что он открывает все двери. Вы приходите к хорошему сценаристу, заказываете сценарий либо пишете сами, если умеете.

Когда есть хороший сценарий, следующий этап — это, конечно, финансирование и актеры. Иногда это взаимосвязанные процессы. Уже наличие актеров у проектов помогает найти финансирование. А иногда нужно уже иметь финан­сирование, чтобы найти актеров. Потому что, чтобы получить актера, вам нужно уже иметь деньги.

Для примера возьмем Миллу Йовович. Подписать ее на фильм стоит $ 3 млн. То есть нужно иметь $ 3 млн на счету компании, которая производит кино. Также вам нужно еще $ 3 млн положить на депозит в актерскую гильдию — как страховку. Потому что если вдруг вы не заплатите эти деньги, гильдия заплатит их сама. Поэтому, чтобы получить согласие от Йовович, вам уже нужно иметь, по сути, $ 6 млн. И это только одна актриса!

Мила Йовович, каннский кинофестиваль, кино, красная дрожка, награды

«Для примера возьмем Миллу Йовович. Подписать ее на фильм стоит $ 3 млн». Фото AFP

Что читают сегодня с этим материалом?

Дальше вы уже можете пойти в дистрибуторскую компанию и сказать, что у вас есть Милла Йовович. Им не важен ваш сценарий на самом деле. Им важно понимать жанр и знать звезду. Потому что кино продает имя.

Вы приходите в дистрибуторскую компанию и говорите: «У нас есть Милла Йовович». Они открывают свой компьютер и смотрят: «Да, Йовович у нас стоит $ 3 млн. Окей. Мы готовы вам за ваш фильм через год заплатить $ 3 млн». То есть мы понимаем, что $ 3 млн уже вернутся. Они дают такой «трейлер леттер» — письмо, в котором все прописано.

Далее с этим письмом вы идете к финансовым учреждениям. Это могут быть банки или независимые инвесторы, работающие с кино. Они должны сделать get founding — финансирование промежутка. То есть у вас уже есть $ 3 млн, но вам надо сейчас еще деньги, чтобы завершить проект. Эти деньги дают под звезду. Так они работают, дают ровно половину. Таким образом составляются бюджеты, и так все работает. То есть все очень взаимосвязано и давным-давно налажено.

В независимом кино проблем, конечно, больше, чем в студийном. В студийном все окей еще с самого начала. Там большие бюджеты, фильмы застрахованы от провалов, и обычно это фильмы без каких-либо суперсложных или инновационных сюжетов. Потому что студии не рискуют. Студиям проще снять пятую часть фильма «Человек-паук», на которую и так все пойдут.

Независимое кино — более рискованное, там как раз сюжеты и являются инструментом того, что фильм будет замечен, поэтому они работают по другим правилам. Поэтому мы часто видим, когда малобюджетные фильмы гораздо интереснее.

«В США актеров защищает профсоюз»

— Роль киношных профсоюзов в США: для чего они существуют и как туда попасть?

— Достаточно попасть в гильдию. Нужно подать туда свою заявку, если вы режиссер или актер, и предоставить свое резюме. Также нужно иметь хотя бы одну снятую свою работу (полный метр) в Америке на английском языке. Или, если вы актер, — иметь роль в полном метре на английском языке. Далее вы платите немаленькие деньги — $ 8000 одноразовый взнос и, если не ошибаюсь, $ 3000 ежегодно.

— Что это дает?

— Вы автоматически в юнионе. Вы в профсоюзе, и этот профсоюз вас защищает. Это значит, что вам не могут платить меньше гонорар, чем указано союзом. Вам не могут предоставить проживание другое, чем назначено союзом. Профсоюзы полностью защищают интересы актера. Перестрахование деньгами — то есть вас никогда никто не обманет, потому что союз берет это на себя.

Если профсоюз узнал, что вы работали с актерами на полчаса больше положенного, вы заплатите штраф. А если это повторится — союзы имеют все возможности, чтобы закрыть проект. И у продакшена будут огромные проблемы. Это очень и очень серьезно. А попасть в союз абсолютно несложно.

— Не создают ли профсоюзы трудности для киностудий?

— Иногда юнионы мешают. Потому что, например, актеру нужно сняться в данном фильме, ему нужен этот проект, но продюсеры не хотят связываться с юнионами. Им проще взять кого-то не из юниона, чтобы снимать, например, по 16 часов, потому что у них нет бюджета. И актер страдает от этого. Так что тут две стороны медали. Но в основном юнионы — это хорошо.

«Выйти на любую звезду Голливуда — это 5 минут работы»

— Вы говорили, что без голливудской звезды не будет большого кассового сбора. Как выходить на известных актеров?

— Здесь схема простая, она работает только через агентов. Напрямую можно, если это ваш друг, но все равно все дела будет вести его агент. Потому что здесь никто никому не платит никакие деньги кешем, наличными. Здесь все идет официально, по-белому, через банки. Любой процесс имеет порядок, и эти правила, опять-таки, надо принять. Они действуют, и вы никак от них не убежите.

А выйти на любого агента очень просто: они есть прямо на сайте IMDbPro, там указаны контакты агентов любой звезды. Вы пишете ей, и она вам отвечает. Другой вопрос, что вы ей предлагаете. А такого понятия, как выйти на звезду, его нет. Это пять минут работы.

— Бывают случаи, когда агенты даже не доносят актерам какие-то предложения о съемках?

— К звездам доходят только основные вещи. Потому что можно себе только представить, сколько приходит предложений за день Джорджу Клуни. По всему миру приходят предложения! Физически невозможно это сделать.

Поэтому агенты отсекают все проекты, которые теоретически не выгодны, хотя они могут быть классные для актера. Агенты оставляют те проекты, которые они считают, что с ними можно работать.

Фильммейкеры сталкиваются с таким понятием, как очень долгое ожидание ответов от актеров-звезд. Вы отправили сценарий, вам агент говорит «окей», все читается, скоро будет. И так может быть полгода, даже год, а никакого ответа абсолютно не поступает.

— Можно ли как-то ускорить этот процесс?

— Существует понятие Pay or play offer. То есть вы говорите, что неважно, сложится проект или нет, звезда получит свои деньги. Больше всего агенты боятся, что они дадут согласие на какой-то фильм, отдадут конкретные даты, а проект не сложится по каким-то причинам, и они потеряют другие проекты. Поэтому им нужна гарантия. Если вы делаете им такое предложение, они читают моментально. За неделю вы будете иметь ответ, потому что звезда понимает, что она в любом случае получит деньги.

Читайте также

«Все гонорары в США регулируются бюджетом фильма»

— Расценка звезд для всех стран одинакова или отличается?

— Юнионы регулируют расценки звезд. Каждая звезда имеет свой минимум. Если этот фильм бюджетом в $ 1,3 млн — это считается малобюджетным фильмом, и звезды имеют один тариф. А если картина выше бюджетом $ 1,3 млн — это уже среднее кино и другой гонорар. А если больше $ 10 млн — это крупнобюджетный фильм, и значит, гонорары будут соответствующие. Это все регулируют юнионы.

— Почему в Украину привозят голливудских звезд, уже прошедших пик популярности?

— Потому что это дешево. Они уже не несут никакой коммерческой ценности в Голливуде. Так всегда есть. Вот мы видим: Ван Дамм ездит по всему миру и собирает деньги. Потому что в странах третьего мира это еще звезды, и они там несут ценность. А в Америке все очень быстро движется. Там новое поколение звезд, и уже все совершенно по-другому. Старых звезд, которые, как нам кажется, еще имеют силу, на самом деле там уже продать невозможно.

— Планируете в ближайшее время приехать в Украину?

— Да. В декабре планируем начать серию мастер-классов от настоящих голливудских мастеров. Первыми приедут продюсер «Ходячих мертвецов», режиссер фильма «Хуже, чем ложь» и сценарист таких лент, как «Соседка» и «Фейковые копы». Пока детали не буду раскрывать: мы расскажем об этом подробнее позже.

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам