Время чтения: 10 мин

Балет и его закулисье. Дедовщина и воспитание тапками — вот что царит в великом искусстве. Балерины — о жестокости профессии и секретах.

Некоторые считают, что старость начинается с того момента, когда человек уходит на пенсию. Но как быть, если приходится уходить «в отставку» уже к 35—38 годам? Стаж работы балерин — 20 лет. Обычно начинают карьеру в 15—17 лет. Казалось бы, в 35 «балетная» жизнь заканчивается? Не всегда. Истории наших героинь показали обратное. Да, они уже не выйдут на сцену, но вся карьера у них — впереди. Что же такое — современный балет.

балет, дети, отбор

Некоторые влюбляются в балет с 3,5 лет. Фото: А. Коваленко

Несмотря на пластичность их жестов, у балерин несгибаемый характер. Оборотная сторона совершенства — изуродованные пуантами ступни, тренировки у станка по 12 часов, отсутствие сладостей и ужинов. Но все трудности они предпочитают оставлять за кулисами.

Мы узнали, что ждало наших героинь в начале пути и как продолжается их жизнь после ухода со сцены. И хотя у каждой своя судьба, начало — одно: «Я навсегда заболела балетом в 5—6 лет»…

Балет — газеты на стопах и летающие тапки

Нынче Анастасия Коваленко — основательница балетной школы Asti School в Киеве, тренер ТВ-шоу «Танцуют все» и «Велика різниця по-українськи», постановщик шоу «Виват» цирка Кобзов. До этого была балериной Донецкого академического театра оперы и балета, работала в современном балете Дельсарт.

«В 5-летнем возрасте я попала в городской Дворец культуры во время подготовки к празднику, — вспоминает Ася. — Множество людей в костюмах: бальники, народники, гимнасты. В зале с паркетом и железными станками я увидела изящных девочек в купальниках, выполняющих растяжки. Именно в тот момент мне захотелось так же!

Я не мечтала быть примой. Мне всегда нравился сам процесс тренировок, занятий с телом.

Первый педагог была чрезвычайно строгой. Я рыдала на каждом занятии. Но тем не менее работала с удовольствием. Конкретной цели не было. Меня просто каждый день, кроме воскресенья, водили на занятия. В 7 лет меня приняли в «хореографичку», потом в балетную школу Писарева, на другом конце города.

Я благодарна родителям за постоянную поддержку и любовь. Они подстраивали свои рабочие графики, чтобы успевать меня отвозить туда после обычной школы. Занятия длились с 15:00 до 20:00. И никто не думал: «Сложно ребенку, переутомляется». Уроки делали в раздевалке, в транспорте, на переменах".

Путь на сцену. Фото: А. Коваленко

Пуанты и тапочки

«Мне нравилась строгость и жесткость, это дисциплинирует, — объясняет балерина. — Да, получали и по задницам, и тапки в нас летели. Наверное, только рояль не летел! На пуанты поставили, когда были готовы ноги, и первые же пуанты съела собака.

Я была первой 11-классницей, которой предложили работу на сцене. Но я не скучаю по тем временам.

Сейчас столько защит, вставок в пуанты, такая нежность с ногами балерины. Мы же еще газетой обматывали стопы или трико вкладывали в «стакан» (часть носка в пуантах). В мастерской Гришко (создателя знаменитого бренда профессиональной танцевальной обуви Grishko) тогда по нашим ногам лекала для своих моделей создавали".

балет, балерина, ребенок, урок

«В детей надо вкладывать». Фото: А. Коваленко

Балет и дедовщина

«Еще в 11-м классе мне предложили работу артистки балета, — вспоминает Ася. — Это была хорошая школа жизни для молоденьких балерин. Нас, детей, посылали буквально на все танцы, ставили на все замены. Балеринам постарше не хотелось лишний раз танцевать, нас бросали на амбразуру.

И за водой посылали, и вместо помощи порой просто отмахивались — мол, барахтайся сама. Но это первый год взрослой жизни. Такое отношение к новичкам везде. Дело не в профессии, а в людях".

После травмы ноги, что часто бывает в балетном мире, у Аси началась карьера хореографа в Киевском институте культуры. Сейчас она не скучает по сцене: там выступают ее ученики. После родов Анастасия не забросила любимое дело и стала хореографом в проекте «Танцуют все»: занималась с участниками в тренировочных лагерях, создавала постановки, готовила к выступлениям почти во всех сезонах.

шоу-бизнес, коллеги, смех, радость

Коллеги Аси. Любимый шоу-бизнес вдохновляет. Фото: А. Коваленко

«Мне нравится процесс подготовки, постановка танца, создание хореографического рисунка. Мы работали со многими, но сейчас моя любимица — Злата Огневич. Она старается не пропустить ни одной тренировки. Даже из аэропорта сразу ко мне, если есть свободное время», — с гордостью говорит Ася.

Анастасия на занятиях с малышами. Фото: А. Коваленко

Балет, семья и работа

Сегодня для балерины главное — ее собственная балетная школа. «Мне хотелось создать настоящую балетную империю, чтобы лучшие танцоры не уезжали за границу, а оставались здесь. Мы в свое время работали за идею, а сейчас важен ценник». Сегодня школе 8 лет, на ее счету — сотни учеников и десятки выигранных конкурсов. «Дети — как пластилин. Из них можно и нужно лепить красоту, — считает Ася. —

Мы работали со всеми — и с очень развитыми, и с теми, на кого смотришь и понимаешь: ножки не балетные, ручки не гнутся, спинка сутулая… Но кто из них потом достигнет успеха — каждый раз загадка!

В балете важен талант, но главное — желание и готовность работать. Отдавать на балет можно в любом возрасте, но не нужно распыляться, как сейчас модно. Нужно расставить приоритеты, и если выбор в пользу балета — выбирать систематические занятия".

Благодарные ученики. Ася работает ради них. Фото: А. Коваленко

У Анастасии подрастают дочь и сын. «Я очень благодарна мужу, который взял на себя воспитание детей. Конечно, я с ними стараюсь проводить все свободное время, но его мало. Оба ребенка играют на скрипке, и недавно я пошла на отчетный концерт. Даже расплакалась, так это трогательно!

Уроки, скрипка, карате у сына и графика у дочери — все на муже, — говорит Ася. — Нужно отдать ему должное, наши дети растут без гаджетов: телефонов, планшетов. Балетом занимались, но недолго. Я не стала заставлять. Балет может быть только по желанию".

Страшнее всего — диета

Сейчас Анна Соловьева, профессор частного Университета в Сеуле, выпускница Академии балета им. А. Я. Вагановой. «В балетную школу меня привела мама, — вспоминает Анна, — Ей как-то сказали, что у меня «ножки подходящие и координация хорошая».

Из тысячи взяли шесть девочек, среди них и меня. Другие плакали, что не поступили, а я — что поступила. Мне даже выдали талончик о том, что приняли, я держала его в руках — и рыдала. Но мама успокоила, сказала: не понравится — уйдем. Но потом я привыкла.

Самым сложным испытанием для меня оказались не физические нагрузки, а диета! В 13 лет я начала набирать вес, как многие подростки. Специальной диеты нет, нужно просто меньше есть. Один день — только завтрак, второй — только обед. Остальное — вода. Был момент, когда меня сломали, я потеряла уверенность в своих способностях. Но это не помешало окончить самую престижную академию СНГ, которую мы называли «Вагановка».

балет, урок, ученики

Выходят на сцен ради учеников во всем мире. Фото: А. Соловьева

Любовь к балету оказалась сильнее любви к себе. Самая большая сложность в профессии — конкуренция. Постоянное ожидание своей, лучшей партии: дадут — не дадут… Я танцевала ведущие партии в «Дон Кихоте», «Жизели», есть что вспомнить и чему научить. Сейчас преподаю классический балет в одном из крупнейших университетов Сеула. Для меня особая гордость, когда мои ученики занимают призовые места на международных конкурсах".

Основы балета: старая и новая школа

Сейчас Людмиле Бариновой уже 57 лет. Танцует она с 6 лет: поступила в балетный интернат, хореографическое училище и даже получила степень магистра в Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой. Карьера балерины началась с 16 лет, а закончилась к 36.

балет, пуанты

Истоптанные и новые пуанты. Фото: Т. Шагинян

«В балете важна самодисциплина, — объясняет нам представительница старой, советской школы. — В настоящей балетной школе посредственности не место, каждый ученик это понимает и каждый боится отчисления.

Например, старая, советская балетная школа уделяла особое внимание становлению характера. В нас воспитывали волю через сдержанность во внешнем образе: прическа всегда должна быть идеальной, никаких сережек, завязки пуантов туго затянуты.

Современная балетная школа делает акцент на физических навыках и „ломает“ тело. Сейчас главное, чтобы растяжка была, а что при этом волосы неопрятные — неважно.

Официальных ограничений по росту в балете не существует, но с крупными балеринами партнеру танцевать сложнее. Она будет словно Гулливер среди лилипутов. Но в 1990-е крупных девушек брали, тогда вообще кризис был! Сейчас балетные стандарты вернулись к среднему росту.

После школы я набрала аж 4 кг, весила целых 47 кг. Несмотря на то, что я всегда ограничивала себя в сладком и газированных напитках. Конечно, во времена юности мне хотелось танцевать больше ведущих партий в классическом репертуаре. Но профессионализм и заключается в том, чтобы добиться от тела полного послушания, быть в форме в любое время суток.

Балерина должна владеть любой техникой: танцевать классику на пуантах или модерн босиком. Но вершина в балете, для меня лично, когда тебя признает не дирекция, а публика. Когда на балет приходят именно из-за твоего имени в афише.

И ты танцуешь партию, о которой мечтала с детства. Когда 46-летнюю Уланову вместе с авто в Лондоне несли на руках после того, как она станцевала 13-летнюю Джульетту. Конечно, такой славы достойны только гении. Но и я любила выходить на бис после закрытого занавеса».

Сейчас Людмила работает в филиале Академии Русского балета в Сеуле (Южная Корея). Работает по контракту, передает основы классической хореографии и классический балет: «Да, наша танцевальная карьера может и закончиться после 20 лет стажа. Но балеринами мы быть никогда не перестаем».

Уродливые пальцы нужно прятать за кулисами

Популярный в мире тренер по классическому балету Майя Думченко дает мастер-классы в США, Европе и Южной Корее. А еще — выступает солисткой Мариинского балета в Санкт-Петербурге.

«Моя мама-пианистка заметила, что я хорошо импровизирую в танце под эстрадную музыку, — делится Майя. — Тогда мне было всего 5 лет. Было начало 80-х, при Домах пионеров были танцевальные кружки, в которых работали педагоги из академических театров. Занятия приносили удовольствие, и к первому классу я уже понимала: хочу быть балериной.

Психологического прессинга я никогда не встречала, но многие уходили из-за невыносимой физической нагрузки. Стекло в пуантах тоже миф. Да, особой дружбы между балеринами нет, каждая ведь хочет получить лучшую партию. Но я в классе была первая и этого не чувствовала.

Соперничество — это хорошо. Когда все одинаковые, не на кого глаз положить». А вот о той самой «обратной стороне» профессии Майя, как и все балерины, предпочитает не говорить.

«Я не приветствую фото, где открывают эту сторону нашей профессии — изуродованные пуантами пальцы, изможденное тело… Да, могут быть мозоли, но это не так страшно. И зрителю нужно показать красоту, и не марать пачку в грязи. Балерины должны это оставлять за кулисами, а не демонстрировать на YouTube».

Будни, балет и романы

«День ведущей солистки академического театра Мариинки и день артистки кордебалета проходит по-разному, — рассказывает Майя. — К ведущей партии — другие требования. Например, солист может не прийти на ежедневный урок в день спектакля. Но, как правило, с утра — занятия классикой. Вот в Южной Корее в день спектакля вообще не танцуют на репетициях — настраивают себя на вечер.

классика, танец, балет

Ведущие роли по классике. Фото: М. Думченко

Большая часть жизни проходит в театре, на гастролях. Естественно, что выбираешь пару среди окружения. Это не обязательно танцор балета — может быть музыкант из оркестра, оперы. Всегда немного удивляет, если балерина выходит замуж, например, за врача или инженера. Мой муж — танцор балета.

Детей балерины тоже рожают. Да, в 80-е нас иногда отговаривали хореографы — мол, «потом в форму не вернешься». Ничего подобного! Вернешься, если захочешь. И детей родишь, и танцевать будешь. Но не балетом единым живут танцоры. Кто-то после «ухода» получает профессию юриста, кто-то экономиста, кто-то учится администрированию…

Многие идут в модельный бизнес, где неплохо подрабатывают, или дают частные мастер-классы. Карьера же балерины заканчивается после 20 лет стажа. С ведущей солистки — в кордебалет, потом — пенсия. Солистка может уйти на пенсию раньше — после 15 лет стажа, в кордебалете — после 20.

Классическая «вагановская» балетная школа настолько востребована в мире, что дома Майя почти не бывает — летает по всему миру, иногда солирует в ведущих театрах мира.

Поколение NEXT — победа на ЧМ по танцам

13-летняя Лиза Лазовская, ученица Киевского государственного хореографического училища, начала заниматься балетом в 3,5 года. «На танцевальный кружок в ДК меня привела бабушка, когда мы еще жили в Симферополе, — вспоминает юная балерина. — Мне всегда нравилось в балете то, что я могу передать танцем через тело любую эмоцию и чувства. Я могу говорить с людьми языком пластики тела».

балет, балерина

Ранняя пташка. Танцевать девушка начала с 3,5 лет в кружке при Доме культуры. Фото: Л. Лазовская

Когда семья перебралась в Киев, Лиза начала посещать более серьезные балетные кружки, частные танцевальные школы и участвовать в конкурсах для начинающих танцовщиков. «Но самые важные для меня, наиболее запомнившиеся победы — это безусловно, чемпионат мира по танцам, проходивший в прошлом году в Испании, в городе Сиджес, — говорит Лиза. — Там я заняла первое место в категории „современный танец“.

О своей балетной мечте Лиза говорит с особым увлечением: „Мечтаю продолжить обучение в одной из лучших балетных школ и солировать на сцене ведущих оперных театров всего мира“.

Также для меня ценна Хореографическая ассамб­лея им. Н. Скорульской, где я заняла первые места в классическом и современном танце. Но наиболее ценное достижение из всего этого — гран-при от Екатерины Кухар и Александра Стоянова, известными своей требовательностью».

Лиза с увлечением рассказывает и о том, как уже выступала на большой сцене Национальной оперы Украины им. Т. Шевченко, где танцевала «Вальс цветов» в «Спящей Красавице» и «Танец Амурчиков» в «Дон Кихоте».

«Самое сложное не опускать руки, когда что-то не получается, а продолжать учиться и работать над собой, — делится „прозрачная“, изящная девчушка. — Нужно уметь правильно реагировать на то, что тебе говорят окружающие, а говорят разное. И педагоги ругают часто, и знакомые говорят, мол, балерина не профессия. А еще тяжело было вначале растягиваться — у меня не очень мягкие мышцы. Но я всегда знаю, ради чего занимаюсь, и терплю».

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам