Время чтения: 16 мин

Предстоятель УПЦ КП Филарет дал большое интервью газете «Сегодня». Он рассказал об обмане с томосом и контроле греков над ПЦУ. Как был «кандидатом от Политбюро» и почему не смог возглавить РПЦ. О предложении Путина и зачем просил снять анафему. О возрасте, на который себя ощущает, и слухах о детях.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, интервью, Ольга Гук, газета Сегодня
join.booking.com

Долгая беседа. За полтора часа обсудили многое — от РПЦ до ПЦУ

Глава УПЦ КП Филарет: «Не было и речи, чтобы я отказался быть патриархом»

— На днях появилась информация от представителя ПЦУ, что перед декабрьским собором вам прописали некое лекарство, которое ухудшило ваше состояние. Как ваше здоровье сегодня?

— Было, есть и будет хорошим. Принимал я лекарство, оно не помогло, и я от него отказался.

— Вы не считаете, что это были какие-то происки врагов?

— Нет. Это просто лекарство, которое мне не подошло. Остальное — спекуляции. Хотят представить меня больным, выжившим из ума и поэтому отправить на покой, чтобы управлять церковью так, как они хотят. А точнее — так, как им скажут. Ради этого вся эта инсинуация — и о болезни, и о старчестве. Все направлено на одну цель — отправить патриарха Филарета на покой, ликвидировать Киевский патриархат и церковью управлять так, как им скажут.

— А на сколько лет вы себя ощущаете внутренне?

— 50—60 лет.

Что читают с этим материалом сегодня?

— Какие были договоренности с вами перед получением томоса?

— Ставили условие, чтобы я не выдвигал своей кандидатуры на пост предстоятеля новой украинской церкви. Это было требование патриарха Варфоломея. Если я откажусь от поста — томос будет. Если я не откажусь — томоса не будет. Передо мной стоял выбор. Я решил удовлетворить просьбу патриарха Варфоломея и просьбу президента Порошенко.

Но была договоренность с президентом, что я остаюсь фактически управлять УПЦ КП, как и управлял. А митрополит Епифаний будет представлять украинскую церковь вовне.

Такая договоренность была между мной и президентом Порошенко в присутствии митрополита Епифания. Сейчас он говорит, что не давал такого обещания. Но если он сейчас отказывается, то почему не сказал еще тогда, в присутствии президента, что если он будет предстоятелем, то патриарх Филарет не будет управлять церковью в Украине?

— А вы должны были остаться патриархом или митрополитом?

— Только патриархом. Вообще даже разговора не было о том, чтобы я отказался от сана патриарха. Я пожизненно избранный, причем Поместным собором — и я не имею права отказываться от сана патриарха. Поместный собор в 1995 году избрал меня патриархом пожизненно.

— То есть патриарх Варфоломей не оговаривал с вами, что он требует, чтобы вы сняли патриарший куколь?

— Мы с патриархом не говорили. И вообще отказаться от патриаршества невозможно. Это все равно что отказаться от архиерейства. Если ты отказываешься от архиерейства, значит ты отказываешься от церкви, отказываешься от Бога. Я на такой шаг никогда не пойду. Избрали меня патриархом, и я буду пожизненно патриархом.

Не пропустите на Liferead

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, торжественная церемония, Киев, Софийская площадь

Томос не тот. Филарет заявил, что ПЦУ не стала автокефальной. Фото из архива УПЦ КП

Филарет: «В январе мы увидели, что томос не такой»

— Сколько времени перед томосом вас уговаривали?

— Меня не надо было уговаривать. Я сам ориентировался в ситуации, которая складывалась. Но должен сказать: обманули. Обманули… Одно обещали, а сделали другое.

Точно так же, как и Вселенский Патриарх. Говорили о томосе про автокефалию. Естественно, каждый из нас понимал — раз томос, то такой же, как всем остальным церквям: греческой, румынской, болгарской, сербской, русской, польской. А получили томос не такой, а с ограничениями. Нас такой томос не удовлетворяет.

— Прошло полгода, прежде чем вы сказали, что томос ненастоящий, что он не дает автокефалию. Почему ждали столько времени и что стало последней каплей?

— Я стал говорить об этом сразу после того, как мы получили томос. Ведь до этого мы содержания томоса не знали. Думали, будет полная автокефалия, как в других церквях. А в январе увидели, что получили, и я уже тогда заговорил, что томос не такой. А сейчас я просто стал открыто говорить — что томос не тот, что мы ожидали, и не такой, который имеют все другие автокефальные церкви.

Филарет: «Это ПЦУ от нас отделилась, а не мы»

— И после этого вы решили возродить Киевский патриархат?

— Немного не так. Мы договаривались, что Киевский патриархат не ликвидируется в Украине, а сохранится. Потому что я как патриарх продолжаю управлять украинской церковью. Киевский патриархат не ликвидировался. Раз не отстраняется патриарх, значит есть и патриархат!

Когда я увидел, что все направлено на то, чтобы ликвидировать Киевский патриархат, тогда я собрал Поместный собор. Это высший орган управления церкви. На этом соборе мы и решили подтвердить существование Киевского патриархата. А постановление объединительного собора о ликвидации Киевского патриархата сделать недействительным. Поэтому на сегодняшний день УПЦ КП существует.

От этого патриархата отделилась так называемая ПЦУ.

— Вы так трактуете?

— ПЦУ когда образовалась? 15 декабря 2018 года. А УПЦ КП образовалась в 1992 году. Так кто от кого отделился? Тот, который существовал 27 лет? Или тот, которому всего полгода? Естественно, что в основе ПЦУ лежит УПЦ КП. А значит это — ПЦУ отделяется от УПЦ КП, а не наоборот!

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, скандал, Епифаний

Фото из архива УПЦ КП

— Сколько раз вы лично встречались с патриархом Варфоломеем? Сколько лет вы знакомы с ним?

— Встречался я с патриархом Варфоломеем несколько раз. В 1992 году. И при президенте Ющенко: когда патриарх приезжал в Украину в 2008-м, а также — на Фанаре в Стамбуле.

— Общались через переводчика или вы знаете греческий?

— Через переводчика.

Филарет: «Я полностью доверял Епифанию»

— Поначалу Епифания называли чуть ли не вашим родственником. Он вам обязан своей быстрой церковной карьерой. Он довольно быстро стал вашей правой рукой. Сомневались ли вы в его кандидатуре, когда соглашались на то, чтобы он стал, пусть и номинально, главой ПЦУ? Были ли у вас другие кандидаты?

— Я не думал, что Епифаний такой, каким он оказался после того, как стал предстоятелем.

Я ему доверял полностью и его выдвигал. И он очень быстро поднялся по иерархической лестнице. И я наметил его своим преемником давно. Поэтому и в устав УПЦ КП внесли статью о наместнике патриарха.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, Епифаний, церковная служба, священники

С Епифанием. Многие годы Филарет считал его своей правой рукой. Фото из архива УПЦ КП

Для чего я внес эту статью в статут на Поместном соборе? Чтобы после моей смерти не было борьбы между архиереями — кто будет местоблюстителем. Обычно бывает борьба. Так вот для того, чтобы ее не было, я и придумал статью о наместнике патриарха, который, согласно статуту, после смерти автоматически становится местоблюстителем.

Но! Местоблюститель не есть предстоятель и не есть патриарх. Потом собор избирает патриарха. Таким наместником я избрал митрополита Епифания.

Филарет: «Зачем предстоятелю ПЦУ греческий епископ?»

— От вас Епифаний избавился, но может ли он в итоге самостоятельно управлять ПЦУ? Говорят, что сейчас к нему приставлен некий «смотрящий» от греков — викарный епископ. Каковы его функции? Зачем он нужен? Можно ли говорить, что он контролирует ситуацию и с ним нужно все согласовывать?

— Меня это удивляет. Если ПЦУ — автокефальная церковь, то для чего предстоятелю иметь викарным грека? Разве у нас нет украинцев-архиереев, которые могут быть викарными? Чисто греческих приходов в Украине нет. Есть греки, которые рассеяны по разным украинским приходам — в основном вокруг Мариуполя Донецкой области. Предстоятелю не нужен греческий епископ, особенно викарный. А если он есть, значит он имеет какую-то цель.

Какая это цель? Информировать патриарха Варфоломея о том, что происходит в украинской церкви. Это первое. Второе — указания, которые идут от патриарха Варфоломея, он должен передавать предстоятелю. Вот такие функции имеет викарный-грек. Чего-то другого не может быть.

Если предстоятелю нужен викарный, а он нужен, то надо было избирать такового из украинцев. Тем более что, как мы уже говорили, — томос ограничивает автокефалию украинской церкви. И ограничения эти усиливаются еще и присутствием греческого епископа.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, Порошенко

С президентом. Глава УПЦ КП Филарет: обещаний ПЦУ не сдержала. Фото из архива УПЦ КП

Филарет: «ПЦУ — временное явление»

— Каков ваш прогноз касательно ПЦУ? Насколько она жизнеспособна без государственной поддержки, которой лишилась после президентских выборов?

— В Украине должна быть полностью независимая от других центров церковь. И она будет, но не в статусе митрополии, а в статусе патриархата.

Патриархат в патриархате не может быть. Не может быть Киевский патриархат в составе Московского патриархата. Также не может быть Киевский патриархат в составе Константинопольского (Стамбульского) патриархата.

Мы претендуем на патриархат, а не на митрополию. Да, статус митрополии может быть автокефальным, как например польская и чехословацкая церкви. Но украинская церковь, которая является второй после российской церкви по численности, заслуживает быть не митрополией, а патриархатом.

Поэтому я убежден, что патриархат есть и будет. Украинскому государству необходима независимая церковь. Исходя из этого, я считаю, что ПЦУ — временное явление. Будущее — за Киевским патриархатом.

Патриархата и украинский народ ожидает, и духовенство ожидает. А нас понизили до статуса митрополии. И я знаю, что среди духовенства есть неудовлетворенность полученным томосом. Вот если бы нам дали автокефалию в статусе патриархата — это действительно была бы реальная автокефалия украинской церкви. И она будет.

Филарет: «В будущем в Украине будет одна православная церковь в статусе патриархата»

— Как вы восстанавливаете Киевский патриархат? Сколько приходов перешли в ПЦУ, сколько вернулись?

— Мы официально существуем как УПЦ КП. На сегодня у нас 6 архиереев, есть духовенство.

— А сколько было архиереев до создания ПЦУ?

— 40. Теперь многие из них в ПЦУ. Как долго они там будут, я не знаю. Я знаю одно — киевский патриархат был, есть и будет. Это — будущее украинской церкви. И в будущем это будет одна церковь. Не будет ни московского патриархата, ни киевского, ни ПЦУ. Будущее — это единая украинская православная церковь.

— Как вы думаете, через сколько лет это может случиться?

— Это зависит от Бога. Церковью управляет Христос. Это его церковь. И он сказал: «Я с вами до конца века». Если Господь сказал так, значит он и управляет своей церковью, и управляет нами.

Вспомним историю Киевского патриархата. В 1992 году она была маленькой, как горчичное зерно. А стала самой большой церковью Украины (в УПЦ считают, что они — самая большая церковь Украины. — Авт.). И выросла, как вырастает из горчичного зерна дерево. В будущем в Украине будет одна православная церковь в статусе патриархата.

Филарет — об РПЦ КП и других зарубежных приходах

— Вы когда-то создали и Русскую православную церковь Киевского патриархата. Остались ли в РФ ваши приходы, монастыри, храмы?

— РПЦ КП — это епархии на территории России, которые вошли в состав Киевского Патриархата. Они и сейчас остаются в Киевском патриархате. Согласно томоса, все приходы, епархии за пределами Украины должны принадлежать Константинопольскому патриарху.

— А в итоге они за вами остались?

— Константинополь пытался и пытается присоединить их себе. Но эти епархии не хотят быть в Константинопольском патриархате, и остаются верными УПЦ КП.

— В каких еще странах есть ваши зарубежные приходы?

— США, Канада, Европа, Латинская Америка, Австралия.

— Никто из них не перешел в ПЦУ?

— Никто не перешел.

— Кто сейчас финансово помогает УПЦ КП? Говорят, что главный меценат из Львова ушел с Епифанием и помогает ПЦУ.

— Киевскому патриархату никто не помогал и не помогает. Он существует на добровольные пожертвования, и только. Бывают и пожертвования от отдельных меценатов, но они случайные. Киевский патриархат существует на свои средства.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, Киев, Владимирский собор

Владимирский собор. Главный храм УПЦ Киевского патриархата. Фото из архива УПЦ КП

Филарет: «Старый чекист говорил мне: «Все, вам пришел конец, попы»

— С 1966 по 1990 годы вы были патриаршим экзархом всея Украины от РПЦ. Что чаще всего вспоминаете из того времени?

— Это были тяжелые годы. В хрущевское время было гонение на церковь. В 1966 году, правда, уже тогда Хрущева не было, меня назначили экзархом. Приходы закрывались не десятками, а сотнями. И когда я стал экзархом, я добился того, что прекратилось закрытие приходов в Украине. Хотели закрыть Владимирский собор, Флоровский монастырь и многие другие. В Киеве осталось всего 10 храмов. Когда я стал экзархом, процесс закрытия приостановился.

— Как вам удалось? Через кого вы действовали?

— Удалось, потому что я настаивал на этом. Например, когда я стал экзархом, уполномоченный — старый чекист говорил: «Вы не должны служить каждое воскресенье во Владимирском соборе. Вот ваш предшественник служил раз в месяц, и вы должны так служить». Я же ответил, что буду служить каждое воскресенье, потому что если он не служил, то, может, по немощи. Он был старый, а я — молодой. Если я не буду служить каждое воскресенье, то какой же я экзарх?

С этими чекистами я постоянно вел дискуссии. Был у меня раз разговор с этим же уполномоченным. Он говорит: «Все, вам пришел конец, попы. Потому что у вас все духовенство старое, вы вымрете, а молодого духовенства не будет. Кроме того, в 1980 году мы вступаем в коммунизм, а в коммунизме церкви не должно быть». На что я ему отвечаю: «Мы при социализме живем, будем жить и при коммунизме». Он отвечает: «Нет, сейчас мы вас просто терпим, а при коммунизме вас терпеть не будем». На что я ответил: «Если вы терпеть нас не будете при коммунизме, то коммунизма не будет, а церковь будет существовать. Потому что Христос сказал: «Созижду церковь Мою и врата ада не одолеют ея». Вот так я боролся с этим.

С другой стороны, часто церковь посылала меня за границу. Я работал в комиссии по международным делам Всемирного совета церквей, который в те годы был второй ООН, потому что там обговаривались все те же вопросы, которые обговаривались и в ООН.

Я работал там в комиссии по международным делам. И там я отстаивал интересы своей церкви своей страны, СССР. Учитывая, что я там работаю, действую, защищаю интересы церкви и государства, ко мне относились с уважением и считались с моим мнением. Это мне помогало защищать украинский экзархат.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, Библия

Фото из архива УПЦ КП

Как Киево-Печерскую лавру удалось вернуть Церкви при СССР

— А помните время, когда была открыта для монахов Киево-Печерская лавра?

— Лавра была закрытой. Но когда готовились к празднованию тысячелетия крещения Руси, я поставил в Москве перед советом по делам религии вопрос о возвращении Киево-Печерской лавры Церкви, чтобы там был восстановлен монастырь. Возражали только Щербицкий и Гришин (первый секретарь московского горкома партии). Остальные члены политбюро проголосовали «за».

— А почему они были против?

— Ярые и агрессивные атеисты они были. Они не поставили подписей под этим решением. Но решение о передаче было принято. И к тысячелетию крещения Руси политбюро во главе с Горбачевым вынесли решение — вернуть лавру Церкви. Я приехал в Киев, чтобы получить акт о передаче Киево-Печерской лавры. Правда, передали сначала только Дальние пещеры. А Ближние оставались в ведении музея. То есть Лавру передали благодаря моим настойчивым усилиям.

Киево-Печерская лавра

Фото А. Яремчука

Филарет: «На выборах главы РПЦ я был от Политбюро, а Алексий — от КГБ»

— В 1991 году вы рассчитывали возглавить РПЦ. Стали местоблюстителем после смерти патриарха Пимена. И вдруг — вас не избирают, и вам приходится возвращаться в Украину. После этого вы начинаете бороться за автокефалию УПЦ. Может, вами обида двигала тогда?

— Нет. Я был избран местоблюстителем на заседании Священного синода тайным голосованием. И этого никто не ожидал! Потому что КГБ избрала местоблюстителем и патриархом Алексия (Ридигера), а синод тайным голосованием избрал меня. Это было для всех неожиданностью. То есть договаривались, что будет Алексий, а стал Филарет.

Но потом началась «работа» КГБ и уговорили архиереев в итоге голосовать за митрополита Алексия (Ридигера). Я знал, что патриаршее служение тяжелое, поэтому молился Богу и возлагал все на Его волю. Если Он хочет, чтобы я стал патриархом, я готов был понести этот тяжелый крест. Если же Богу не угодно — то я никаких претензий или желаний не имею.

Произошло так, как решил КГБ. Хотя Политбюро ЦК КПСС делало ставку на меня, как я потом узнал в кулуарах. То есть ставленником от КГБ был Алексий, а от Политбюро был я.

Позже в своем окружении Путин сказал: «Мы ошиблись, избрав Алексия патриархом. Надо было избирать Филарета. Если бы Филарета избрали, Украины была бы нашей».

Патриарх Алексий Второй Ридигер, церковь, РПЦ, православие

Патриарх Алексий Второй

Что читают сегодня с этим материалом?


Я не боролся за патриаршество московское, а подчинил себя воле Божией. Экзархом я оставался. Когда я стал предстоятелем УПЦ, но в составе Московского патриархата, я добился того, что украинская церковь получила статус независимой и самостоятельной в управлении. То состояние, которое сейчас имеет УПЦ МП, произошло благодаря моим усилиям.

Почему я добивался расширения прав? Потому что Украина в составе СССР добивалась расширения прав. И я под предлогом, что Украина получает большие права, хотел, чтобы и церковь получила большие права, но в составе Московского патриархата.

Когда Украина объявила себя независимой, проголосовав на референдуме, я понял: теперь нам недостаточно такого состояния церкви. Мы провели Поместный собор, на котором решили, что УПЦ должна быть автокефальной, и обратились в Москву с просьбой дать нам томос с автокефалией.

Филарет: «В 90-х годах мы обратились в РПЦ за автокефалией. Нам не отказывали, но и прошение не рассматривали»

— И когда вы не получили томос от России, тогда появилась идея создания Киевского патриархата?

— Нет. Когда мы обратились с просьбой об автокефалии к московскому патриарху, он и не согласился, и не отказал. Стали откладывать это решение до Поместного собора. Потом все тянули и тянули. Словом, нашу просьбу отложили, и томоса не дали. Вопрос этот не поднимали, наше прошение не рассматривали, дело затягивали. Нам и не отказывали, но и ничего не давали.

И в это же время на меня началось церковное давление. Мне незаконно, не по канонам, запретили рукополагать епископов. Потом лишили меня архиерейства. Потом предали анафеме. То есть началась борьба против меня, чтобы я не активизировал создание автокефальной украинской церкви. А я почему так был настойчив? Украина стала независимой!

— Украина да, но церковь отделена от государства и политики.

— Это так, но церковь играет и будет играть и политическую роль. Ну вот, например, во время Второй мировой войны Русская церковь играла политическую роль, когда призывала бороться против фашизма? Играла. А была отделена от государства. Так и сейчас. Во внутреннюю политику церковь не вмешивалась, но политическую роль в жизни страны она играла, играет и будет играть.

— Какова была роль первого президента Украины Леонида Макаровича Кравчука?

— Леонид Макарович поддерживал меня. Когда мне предложили отказаться от предстоятельства на Киевской кафедре, а предложили любую, даже в России, только не киевскую, я спросил у Леонида Макаровича: что мне делать? Отказываться или не отказываться? Он сказал: не отказывайтесь от Киевской кафедры. И народ не хотел, чтобы я уходил. Поэтому я не отказался и продолжаю.

Таким образом на Киевской кафедре я уже 53-й год, с 1966 года. Ни один митрополит на Киевской кафедре и близко столько не был! Один только был 34 года, а больше 50 лет никого не было.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, улыбка

Фото из архива УПЦ КП

Филарет: «Меня обвиняли, мол, не стал московским патриархом, так захотел стать киевским»

— Почему после образования УПЦ КП вы не стали патриархом сразу, а стали «серым кардиналом», заместителем?

— Меня обвиняли в том, что, вот, мол, не стал московским патриархом, так захотел стать киевским патриархом. Но я и киевским поначалу не стал. Первым патриархом был Мстислав (Скрипник, сын сестры Симона Петлюры. — Авт.), вторым был Владимир (Романюк).

— Почему так получилось?

— Не избирали. Но я никаких претензий не имел. Это доказательство того, что я к патриаршеству не стремился. Моей целью было не патриаршество, а служение церкви. И я служил церкви сначала как экзарх РПЦ, потом как заместитель патриарха УПЦ КП, а уже потом как патриарх УПЦ КП.

— Почему РПЦ объявила вам анафему не сразу? Не тогда, когда вы в 1992-м стали заместителем предстоятеля УПЦ КП, не тогда, когда вы в 1995 году стали патриархом УПЦ КП. Почему объявили анафему только в 1997-м? Ждали, что вы вернетесь?

— Не знаю. Это было решение Москвы. Но анафему я не признавал с самого начала, потому что она незаконная, необоснованная.

— Почему необоснованная? Ведь вы сами отдельно от этой церкви создали свою?

— За это анафема не накладывается. Анафема накладывается за ереси, за тяжкую вину перед церковью — за это. А я всегда служил церкви. А за то, что епископ служит церкви, анафема не накладывается.

— Да, догматических расхождений не было. Но все же вы не по благословению патриарха создали киевский патриархат. Разве не в этом причина наложения анафемы?

— А московский митрополит Иов по благословению ли константинопольского патриарха объявил автокефалию русской церкви?

В XV веке?

— Да, в 1488 году. Тоже не по благословению. А потому что образовалось великое княжество Московское, которое захотело иметь свою независимую церковь.

Чтобы государство процветало, оно должно иметь твердую и независимую духовную основу. И это касается не только нас, а любого государства.

Когда образовывались Балканские государства, они стали требовать независимости церкви. И поэтому украинская церковь ничего нового не придумала. Мы идем той же дорогой, которой шла и Россия, и Румыния, и Болгария, и Греция, и Сербия, и все. Ничего нового нет.

Поэтому нас обвинять в нарушении у Московского патриархата нет никаких оснований. Нас незаконно удерживали в составе Московского патриархата, и на меня еще и анафему наложили. Поэтому патриарх Варфоломей ее снял.

Филарет: «О преемнике пока не думаю»

— После разрыва с Епифанием, после ухода многих ваших соратников, которые когда-то называли вас Учителем, думаете ли вы сейчас о преемнике?

— О преемнике пока не думаю. Надо Киевский патриархат снова сделать таким, каким он был.

— Как вы принимаете важные решения? Священники, с которыми мы общались, говорят, что открывают наугад Евангелие и читают фрагмент, из которого получают ответ на свой вопрос. Есть у вас какой-то такой метод?

— Нет. Я учитываю обстоятельства и интересы церкви, поскольку я служу ей, и интересы народа, и государства. Этим я руководствуюсь в принятии решений. Но принимаю их не самостоятельно, а как того требуют каноны церкви — на Cинодах или Cоборах церкви.

Филарет, церковь, УПЦ КП, ПЦУ, томос, резиденция

Будущее. Филарет: «Верю, что в Украине будет единая православная церковь». Фото из архива УПЦ КП

Об анафеме, Москве и предложении от Путина

— УПЦ сначала вашими усилиями расширила свои полномочия, потом усилиями Блаженнейшего митрополита Владимира, теперь — Блаженнейшего митрополита Онуфрия. УПЦ может открывать приходы за границей, решать свои внутренние вопросы, собирать Синод. То есть имеет большую самостоятельность, чем ПЦУ?

— Широких прав УПЦ добился я. И чего добился, то и есть сейчас в УПЦ. Неправда, что митрополит Владимир Сабодан расширил права, которые даны были мне как предстоятелю. Ничего нового они не привнесли. Наоборот, стали еще более зависимы от Москвы, чем были в начале 1990-х.

— В чем это выражается?

— Они слушают Москву, а я слушаю Украину. Я слушал украинский народ и Украину, а они слушают Москву. Я тоже в меру ее слушал, когда был в составе Московского патриархата. Но трудился я всегда на благо украинской церкви, как будучи экзархом РПЦ, так и будучи патриархом УПЦ КП.

— Некоторые священники УПЦ удивляются: «Нас называют московскими попами, а мы и в Москве никогда не были, по-украински говорим, молимся за Украину».

Кстати, наместник Киево-Печерской лавры, митрополит Павел, в интервью нашему изданию тепло отзывался о тех временах, когда вы были экзархом, говорил, что вы очень переживали за Лавру. Он предполагал, что если бы вы вернулись в лоно той церкви, где получили сан, то с вас бы сняли анафему и вернули духовные регалии, как бывшему Блаженнейшему. Вы думали когда-то о таком шаге?

— Дело в том, что я обращался к патриарху Кириллу, чтобы он объявил недействительной анафему, которую наложил на меня в 1997 году, и они на архиерейском Соборе решили: если я вернусь в подчинение Московского патриарха, тогда снимут анафему.

Обращался я не потому, что меня беспокоила анафема. Для меня она не существовала. Обращался я для того, чтобы не было в Киеве противостояния между Киевским патриархатом и Московским. Чтобы мы, принадлежа к разным церквям, служили вместе, общались и имели братские отношения. С этой целью я и обратился к Московскому патриарху о снятии анафемы. На это архиерейский собор не пошел.

— А когда вы обращались?

— Примерно, в 2012 году, я точно не помню. Кстати, во времена президентства Януковича ко мне присылали представителей Путина и предлагали вернуться в Московский патриархат и стать предстоятелем всей православной церкви Украины. Я отказался.

Филарет: «В какой-то момент я вдруг почувствовал прилив новых сил»

— 90 лет — почтенный возраст. Как вы сохраняете силы? Может, есть какое-то блюдо, которое вам силы придает?

— Жизнь человека — в руках Божьих. От Него зависит, но и от нас многое зависит, например, как мы живем. Надо есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. Так вот я ем, чтобы жить. Любимого блюда у меня нет. Я слушаюсь врачей и выполняю их требования, а главное — Бог дает силы.

В какой-то момент я вдруг почувствовал прилив новых сил. И я подумал, что, наверное, Господь дает силы мне, чтобы дальше бороться. Поэтому и имею эти силы.

«Я размышлял: если буду иметь семью, то не буду свободным»

— Ходят слухи, что у вас есть дети. Некоторые говорят: ну и хорошо, вон, и католики целибат отменяют…

— Детей нет, это неправда. В этом меня обвиняли в 1992 году на архиерейском соборе, и я доказал, что это все неправда.

— А хотели бы, чтобы были дети?

— Нет. Я избрал монашеский образ жизни в 1949 году, когда окончил первый курс академии, и тогда размышлял, какой путь мне избрать — монашеский и семейный. Тогда арестовывали наших профессоров и студентов. Я помнил и 1930-е годы. И размышлял так: если я буду иметь семью, то не буду свободным, буду зависеть от семьи. А время тяжелое. А если изберу монашество, то буду свободным. Поэтому я избрал монашеский образ жизни.

И только я решил так, то через 15 минут приходит послушник от наместника Троице-Сергиевой лавры и предлагает мне поступить в монастырь. И я в этом увидел руку Божью. Значит Ему угодно было, чтобы я этим путем шел. Я в монашестве 69 лет, и у меня никогда не возникало мысли, что я избрал неправильный путь. Поэтому все эти рассуждения о детях и жене — выдумки.

— Вы родились в Донецкой области. Ваше село Благодатное сейчас на подконтрольной так называемой «ДНР» территории. Как вы думаете, когда закончится война и как она может закончиться?

— Когда — это только Бог знает, но то, что война закончится, — это знают все. И то, что Донбасс останется в Украине и Крым — об этом говорит весь мир. Поэтому рано или поздно и Донбасс, и Крым будут украинскими.

— С кем из сильных мира сего вы встречались? И кто произвел на вас особое впечатление?

— Я встречался с тысячами выдающихся людей по всему миру, с президентами, королями, премьерами, сенаторами, церковными деятелями. Одного кого-то даже не могу выделить.

— О чем мечтаете?

— О Царствии Божьем. Чтобы после смерти попасть туда. Об этом мечтаю, об этом молюсь и для этого тружусь.

Не пропустите

Есть Telegram? Милости просим в наш новый канал.

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам