Поддержите проект – поделитесь в соцсети

Великому Франко Дзеффирелли исполнилось 95! Он отказался воевать за фашистов и вырос из ассистента режиссера и оформителя сцены в гении современного кино.


Что еще почитать сегодня? Эдгар По и его последняя любовь


«За всю свою жизнь я по меньшей мере трижды оказывался перед лицом смерти: бомбежка, расстрел и автокатастрофа. Я твердо верю в Бога и суеверно отношусь к судьбе. Хотя все мы знаем, что за жизнью следует смерть, я не готов признать, что однажды умру; как многие, в глубине души надеюсь на какое-то бессмертие и веду себя соответственно»

И в это вполне можно поверить, ведь за великого Дзеффирелли все поднимают бокал уже 95-й раз! Незаконнорожденный сын торговца текстилем, Джанфранко Корси родился 12 февраля 1923 во Флоренции.

«Еще до моего рождения многое указывало на то, что я буду жить: мать твердо воспротивилась мысли об аборте, хотя ей предстояло выдержать скандал из-за моего появления на свет.

Моя мать, Алаида Гарози, была известной во Флоренции портнихой и владела дорогим ателье в самом центре, на площади Витторио Эмануэле II. Она была замужем за адвокатом, который по болезни был вынужден оставить практику и подолгу лечиться в дорогих санаториях. Маме пришлось зарабатывать на все и на всех, прежде всего на троих детей.

Она была красива, прекрасно играла на фортепьяно. В ателье постоянно собиралось пестрое общество от аристократок высшего света до дам сомнительных добродетелей.

Мой отец поставлял в мамино ателье самые дорогие ткани — шелка с озера Комо, английскую шерсть. Очень скоро они страстно влюбились. В 39 лет мать забеременела, и все знали, что дитя, которое она носит, не от мужа, который в это время умирал в больнице в Пратолино.

Все советовали „для ее же блага“ немедленно прервать все отношения с Корси и, главное, избавиться от „бастарда“. Но она предавалась фантазиям о том, как отец разведется, женится на ней, и они втроем будут настоящей семьей.

— Алаида, да ведь в Италии нет развода, — убеждали ее друзья.

— Пока нет. Но Муссолини обещал скоро его ввести. Я буду за него голосовать. И не говорите мне про аборт, я на это никогда не пойду»

Через 6 лет умерла мама, и он рос сначала у тети, а затем был отдан отцом на попечение помощницы-англичанки.

«Семейство Корси было одним из самых богатых в Винчи — родине Леонардо да Винчи. Отец был еще несовершеннолетним, когда в конце XIX века унаследовал все имущество семьи. Его бабка, старая графиня Браччи, решила, что ее единственному сынку Олинто, отцу моего отца (и, соответственно, моему деду) нельзя доверять. На смертном одре графиня лишила его наследства и отписала все внучку, моему отцу.

Тогда-то Олинто и начал позволять себе всякие чудачества, как будто говоря: „Раз вы сочли меня сумасшедшим, я и буду сумасшедшим“. Он обожал музыку и мечтал стать дирижером. Мечту эту он осуществил, на свой лад: перевез из Апулии в Тоскану целый духовой оркестр — 50 музыкантов с женами и детьми, которые поселились в Винчи. До сих пор в тех местах встречаются южные фамилии, явно потомки тех самых музыкантов.

Также дед, к примеру, начал есть только куриную кожу. В те годы курятина считалась роскошью, а он ее выбрасывал, потому что ему нравилась только кожа, неважно, вареная или жареная. А еще его верной спутницей стала бутылка красного кьянти. Даже когда дед дирижировал своим оркестром, в одной руке была дирижерская палочка, в другой — бокал с вином. В конце концов водой он даже умываться перестал.

Для него это были годы безумного веселья. Он катался со своим оркестром по всей Тоскане, давал концерты на городских площадях и даже как-то выступал в Монтекатини, где, как он с гордостью вспоминал, его похвалил сам Верди. Но хорошенького понемножку: долги выросли до колоссальных размеров, кредиторы сомкнули ряды и осадили деда.

В итоге, чтобы спасти Олинто, отцу подсунули на подпись какие-то бумаги, и прекрасные, богатые поместья Корси на дивных холмах вокруг Винчи перешли к кредиторам. Отец остался без гроша и должен был все начать с нуля»

Дзеффирелли
Дзеффирелли собирался стать архитектором
По совету отца Франко Дзеффирелли получил диплом архитектора, правда, с «перерывом» на войну. Служить в муссолиниевской армии Франко отказался и ушел в горы, к партизанам. Был переводчиком у британских солдат.

«Мой профессор сказал: «Учтите, — между фашистами, нацистами и коммунистами никакой разницы нет. Они будут пытаться задурить вам голову. Но если вы будете внимательны и осторожны, то поймете, как против них устоять!» Простые и очень жесткие слова, которые я никогда не забывал и не забуду.

Партизанское движение тогда было еще плохо организовано, и мы о нем мало что знали. Но меня увлекла перспектива вольной жизни в горах, да и присоединение к партизанам было единственной возможностью сражаться с немцами и фашистами".


Что еще почитать сегодня? Шарль Перро — кем была его Красная шапочка и за что посадили сына

Не пропустите  Павел Попович спел Вселенной. И первая песня в космосе была на украинском!

После войны вернулся во Флоренцию, но увидев фильм «Генрих V», с головой погрузился в театр. Работал оформителем сцены. Потом переехал в Рим, где гениальный Лукино Висконти распахнул Франко Дзеффирелли двери в профессию, пригласив стать ассистентом. А на съемках «Преступления и наказания» дал роль.

«Я впервые увидел этого человека в приступе чудовищной ярости, когда он изрыгал потоки грубой брани. Я просто обомлел, и не в последнюю очередь оттого, что эти площадные ругательства сыпались из уст представителя одной из почтеннейших и родовитых семей Италии — графа Лукино Висконти ди Модроне.

Висконти был потомком Карла Великого, его далекие предки некогда правили Миланом, а семья даже в послевоенные годы пользовалась немалым влиянием в городе. Отец Висконти имел титул герцога, а мать была наследницей крупнейшей фармацевтической компании «Эрба».

Дзеффирелли делал декорации и костюмы для многих спектаклей Висконти, включая «Трамвай «Желание» Теннесси Уильямса и «Три сестры» Чехова, которые прославили его на весь мир. И «Ла Скала» пригласил художника сделать декорации для «Золушки» Россини. Он согласился при условии, что ему доверят и режиссуру. Успех был невероятный. И в 50-х Дзеффирелли стал одним из самых известных оперных режиссеров.

«Отец еще не вполне оправился от удара и не мог присутствовать на премьере, но в Милан приехали тетя Лиде и дядя Густаво, человек, который открыл мне волшебный мир оперы. Невозможно описать его гордость и умиление при виде моих успехов. Восьмилетний малыш, которого они повели на «Валькирию», превратился в «короля «Ла Скала». Публика восторженно приняла нашу постановку, и успех придал мне уверенности в себе: ведь это был плод моего самостоятельного творчества, да еще в театре, который почти невозможно завоевать.

Нельзя, правда, сказать, что моя жизнь сильно изменилась. Одному Богу известно, как я умудрялся сводить концы с концами. Я получал около четырехсот тысяч лир, с учетом расходов — жалкую сумму даже по тем временам. В таком режиме мне пришлось работать многие годы, до тех пор, пока я наконец не заработал серьезные деньги, а это произошло в кино. Помню, Лоуренс Оливье как-то сказал: «В театре ты никогда не разбогатеешь. В лучшем случае заработаешь на хлеб с маслом для семьи и на бутылку виски не лучшего качества для себя».

Ромео и Джульетта, Дзеффирелли, за кадром

Его «Тоске» и «Норме» с Марией Каллас рукоплескал Париж. За многочисленные театральные спектакли, поставленные в Лондоне, Дзеффирелли получил от английской королевы титул рыцаря ордена Британской империи. Кинокарьера началась в 1965-м с экранизации «Богемы» Джакомо Пуччини. Точность воссоздания эпохи, эмоциональность, глубина заставили о нем говорить. В 1967-м он снял «Укрощение строптивой» с Элизабет Тейлор и Ричардом Бартоном.

Не пропустите  Стивен Хокинг — цитаты и правила жизни физика и культурного феномена

В 1968-м «Ромео и Джульетта» с дебютантами Оливией Хасси и Леонардом Уайтингом принес два «Оскара», три «Золотых глобуса» и премию BAFTA.

В 1977-м он снял мини-сериал «Иисус из Назарета», имевший большой успех.

«Когда отряд талантов был укомплектован, мне осталось решить самую трудную задачу — найти актера на роль Иисуса.

Каждый день я проводил по несколько кинопроб и на роль Иуды пригласил талантливого театрального актера из Лондона Роберта Пауэлла. Довольно обычная внешность — и потрясающие голубые глаза, от которых захватывало дух. Я сразу подумал, что из него получится неплохой Иуда, но мой оператор, тоже пораженный глазами Пауэлла, заметил:

— Если у Иуды такие глаза, то какие же должны быть у Иисуса?

Я понял, что едва не совершил ошибку, и снова срочно вызвал Пауэлла для проб, теперь уже на роль Иисуса.

Мы как следует потрудились, чтобы подготовить его к роли: длинные волосы, грим, одежда, свет. Когда все было готово и Пауэлл начал входить в образ, я позвал костюмершу поправить ему костюм. Она еще не видела Пауэлла и, оказавшись перед ним, вдруг упала на колени, срывающимся голосом воскликнула: «Господи!» и перекрестилась.

Мы поняли, что «наш Иисус» найден".


Что еще почитать сегодня? Назарет — Святая вода из крана, дом Христа и Богородица-китаянка


«Бесконечная любовь» Дзеффирелли стала дебютной для Тома Круза и Брук Шилдс.

«Очень приятное воспоминание связано у меня с песней из фильма, которая тоже называется «Бесконечная любовь». Ее написал Лайонел Ритчи и спел вместе с божественной Дайаной Росс.

Она прилетела для записи посреди ночи на частном самолете после концерта в Лас-Вегасе. Дайана была голодная, и хотелось ей жареной курицы, которую с трудом удалось найти в круглосуточном KFC. Наконец она запела. Уже почти наступило утро, но Дайана, несмотря на усталость, была в отличной форме. Мы все чувствовали необыкновенный эмоциональный подъем. Мне казалось, что я снова вернулся во времена, когда «живьем» слушал великолепную четверку «Битлз».


Что еще почитать сегодня? Эротика по-украински. Марко Вовчок как секс-символ


В 1980-е он работал над киноадаптациями опер. Пласидо Доминго, Елена Образцова, Хуан Понс и Катя Риччарелли пели у него. Он экранизировал «Гамлета» с Мэлом Гибсоном, создал лучшую киноверсию романа «Джейн Эйр». В 2002-м в фильме «Каллас навсегда» Франко Дзеффирелли снял Фанни Ардан.

«Для меня самое трудное и неприятное дело — выбор актеров для нового фильма. У моих фильмов, безусловно, масса недостатков, но с актерами я всегда попадал в десятку. Для «Гамлета» мне были нужны новые кумиры, которые могли бы привлечь внимание молодежи. Я остановил свой выбор на трех актерах: Шон Пенн, Мэтью Модин и Мел Гибсон. Из этих трех Мел Гибсон, известный своими боевиками, был, пожалуй, самым смелым выбором.

Он начал карьеру в Австралии как театральный актер. Играл Ромео. Голливуд не очень представлял себе, что с ним делать. Он уже собирался возвращаться в Австралию, когда Эд Лимато предложил стать его агентом.

Я внимательно пересмотрел все фильмы с Гибсоном и даже собрал на одной пленке различные моменты его игры, в которых видел качества, нужные мне для Гамлета. Пленку я привез в Лос-Анджелес и сказал Эду Лимато, что хочу встретиться с Мелом.

— Конечно. Ты хочешь поговорить с ним о чем-то конкретном? Есть проект?

— Да, — ответил я. — Я ведь говорил тебе, что хочу снять нового «Гамлета» для современного зрителя.

Лимато, который в свое время с энтузиазмом отнесся к моей идее, подскочил на месте, узнав, что мне нужен Гибсон.

— Что? Ты собираешься говорить с Мелом о Гамлете? Погоди-ка. Должен тебя предупредить, что у нас в ICM не настроены делать из него классического актера. Более того, мы прилагаем все усилия, чтобы содрать с него остатки этой шкуры. Если хочешь, я устрою тебе встречу, но не думаю, что предложение может его заинтересовать. Наверняка у тебя найдется для него еще кое-что.

На другое утро Лимато мне перезвонил.

— Мне очень жаль, — печально сказал он.

Я решил, что Гибсон отказался со мной встречаться.

— Да нет, — произнес Лимато похоронным голосом. — Он хочет поговорить с тобой о Гамлете. Он заинтересовался, и даже очень".

Маэстро работал с Витторио де Сика и Роберто Росселлини. И каждый год своей биографии Франко Дзефирелли сделал сенсацией и успехом!

«В жизни человека есть два совершенно особых возраста: двадцать лет — первое приветствие жизни и всему, что она несет, и восемьдесят — время размышлений и подведения итогов.

Когда меня спрашивают о возрасте, я непринужденно отвечаю «четырежды двадцать», и это оттого, что я ощущаю себя четырежды двадцатилетним!"

Сегодня Франко Дзеффирелли может сказать, что ему почти пятикратно двадцать! Пересмотрите в честь этого великого 95-летнего юноши какой-то из его шедевров. Это будет лучший подарок и ему, и вам 🙂

Дзеффирелли
Фото REUTERS
Что еще почитать сегодня?

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам
Поддержите проект – поделитесь в соцсети