Время чтения: 5 мин

Скульптор — история человека в профессии. Чтобы избежать воровства барельефов, автор стилизует металл под слоновую кость.

Что читают сегодня с этим материалом?

Делимся секретами

В последнее время в Украине участились случаи воровства барельефов известных личностей. Злоумышленникам не важна ценность бюста, главное — вес и ценность материала, из которого он сделан. Рецептами борьбы с этим явлением и секретами создания барельефов с нами поделился Борис Чак — скульптор, член национального Союза художников.

Когда детство закончилось

Борис рисовал с самого детства. «После того, как я выиграл конкурс детского рисунка в саду, папа вручил мне в руки набор карандашей и сказал, что мое детство закончилось, — вспоминает 47-летний скульптор. — Практически каждое утро я рисовал вид из окна моей комнаты.

Затем, когда семья переехала из Хабаровска в Запорожье, папа устроился работать мастером скульптурного цеха в художественный фонд. Появились знакомства среди элиты города.

Будучи в гостях в мастерской у одного из папиных коллег, я, тогда еще школьник, впервые увидел на стене барельеф. Дома, вооружившись куском глины, я попробовал повторить увиденное. Папа, помню, развел руками и сказал, что мое детство закончилось окончательно.

Прошло уже 40 лет, но я до сих пор помню свою первую работу. Это была скульптура девочки, кормящей голубей, которую я увидел на остановке".

Что читают сегодня с этим материалом?

Разбросанные «дети»

Работы Бориса Чака разбросаны по всей Украине, некоторые «сиротеют» в Донецке и Крыму. А тех, что живут в Запорожье, скульптор обязательно навещает.

«Один из моих любимых барельефов — памятник министру энергетики Украины Юрию Бочкареву, — говорит Борис. — Здесь я смог совместить круглую скульптуру, горельеф, мезорельеф, барельеф и классический рисунок. Все это — в одном, достаточно узком пространстве! Эту работу я навещаю практически ежемесячно — вдруг появились повреждения и надо подправить что-то.

Скульптор, Борис Чак, автор барельефов

Скульптор Борис Чак: «Скульптура — это в первую очередь объем»

Что читают сегодня с этим материалом?

Вообще, не расстаюсь со своими произведениями после сдачи заказчику, а стараюсь по возможности следить за их дальнейшей судьбой, реставрирую их по своей инициативе, бесплатно. Но конечно, проблема воровства барельефов — это настоящая трагедия для художника!".

Скульптор — табу на металл

Как правило, украденный барельеф редко находят. Потому скульптор решил придумать свои уловки от воров.

«Изначально я освоил литье из бронзы, потом перешел на более дешевый материал — алюминий, — говорит Борис. — Многие скульпторы, и я в том числе, перешли на дешевые материалы, например полимерную смолу. Это та же эпоксидная, только неорганическая, с улучшенными качествами и быстрозастывающая.

Хороший художник может затонировать созданное с помощью этой смолы под любой материал, и вы не отличите ее от литой скульптуры. Но в пункте приема металлов за нее не дадут ни копейки! Этот материал будет стоять 200 лет, а то и более. Сегодня я даже не рекомендую заказчикам тонировать что-то под металл! Можно стилизовать скульптуру под слоновую кость — и воры точно ее не тронут".

Скульптор против воровства

«Я до сих пор помню, как мой коллега сделал мемориальную доску с бюстом мэра, — вспоминает Борис Чак. — Эта работа лепилась из бетона, который сверху покрывался тонким слоем меди. Воры украли практически 60 кг бетона и просто его выкинули, сняв лишь медь.

Когда ко мне обратились с просьбой продублировать украденный барельеф (автор работы не дожил до дня кражи), то я настоял на тонировке под слоновую кость, чтобы у воров даже и мысли не возникло его украсть. Насколько я знаю, пунктов по приему слоновой кости у нас нет".

Скульптор и попытка понять человека

За свою долгую творческую жизнь Борису Чаку приходилось работать с разными заказами. Но были и такие, от которых он отказывался, несмотря на большие гонорары. И причины тут могут быть самые разные.

Скульптор, Борис Чак, автор барельефов

В честь Александра Пушкина

Что читают сегодня с этим материалом?

«Да, я стараюсь максимально загружать себя работой, — говорит скульптор. — Ведь это не только деньги, но совершенствование моего мастерства.

Как правило, заказывая памятник, мне приносят только фотографии людей, чей барельеф или памятник они хотели бы видеть. Но скульптору этого мало. Мне нужно понять, что это был за человек, чем он увлекался. Если в его биографии мне что-то категорически не нравится или просто мне неприятна эта личность, я за нее не возьмусь. И вообще, если с первых минут общения отношения не складываются, то я тут же честно говорю: с заказом я вряд ли справлюсь".

Скульптор и сбор информации

«Как-то довелось мне делать барельеф главврача одной из больниц, — вспоминает скульптор. — Прежде чем приступить к работе, пообщался с родственниками, сотрудниками, даже с ее пациентами.

Все в один голос заявляли, что это была жесткая, но справедливая женщина. Честно говоря, даже на фото это была женщина с жесткими, если не сказать грубыми, чертами лица. Таковой я ее воссоздал в барельефе. Пришел принимать работу племянник заказчицы и, увидев, настойчиво требовал переделать — мол, он бы хотел ее видеть добрее. Благо, остальные родственники остались довольны увиденным и оставили все как есть.

Что читают сегодня с этим материалом?

Скульптор — женщин лепить сложнее

Вообще женщин лепить намного тяжелее, чем мужчин. Ведь заказчики стараются принести портреты для будущего барельефа покрасивее. А для красоты представительницы прекрасного пола используют косметику, и чем они старше, тем больше. Как бы там ни было, макияж изменяет формы лица, с которыми многие привыкли видеть человека чаще всего.

Скульптура — это в первую очередь объем, через который и передается характер. А косметика все это, мягко говоря, искажает. Когда я делал министра энергетики Юрия Бочкарева, ко мне зашла женщина с просьбой сделать памятник у могилы ее отца.

Скульптор, Борис Чак, автор барельефов

Любимая композиция скульптора — барельеф министра энергетики

Мы разговорились о папе девушки, она много рассказала о нем. И когда речь зашла о материале, из которого будет скульптура, я предложил в качестве образца посмотреть на барельеф, который вот-вот должны забрать заказчики.

Увидев мемориальную табличку, девушка побелела, прошептав, что это и есть ее отец! Мне же заказали барельеф коллеги Юрия Бочкарева. Так что получается, не я ищу работу, а она сама меня находит".

Скульптор: как избежать «мертвых» лиц

Увы, часто на барельефах лица выглядят неживыми. «Проблема большинства создателей барельфов в том, что художники относятся к объектам своего творчества, как к мертвым, и соответственно, получаются эти работы «мертвыми», — пояснил скульптор. — 80% времени, которое я потратил на создание мемориальной доски, это сбор информации о нем, практически пережил определенные периоды в его жизни.

Это как в театре, выходя на сцену, актер переживает роль своего персонажа. Но тут я не могу «соврать» анатомически, добавив какой-то художественный образ, так как результат должен быть узнаваем. Многие первым делом спрашивают, как быстро я сделаю портрет. Тут я ответить не могу: может, за два часа, а может, и несколько месяцев. Поэтому все сроки работы условны.

Не знаю, как у других художников, но мне мертвых лепить гораздо проще, чем живых. Когда ты лепишь человека, ты его вытаскиваешь из его же мира — духовного, исторического, эмоционального. И окунувшись туда вместе с ним, должен передать увиденное зрителю. А мир живого человека — подвижен и изменчив, его уловить и передать в барельефе намного сложнее".

Что читают сегодня с этим материалом?

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам