Время чтения: 5 мин

Знаменитый писатель Юрий Олеша впечатлил нас «Тремя толстяками», а друзей и близких — нестандартным характером. Он родился 3 марта 1899-го, 120 лет назад. Liferead изучил биографию Олеши и делится самым интересным.

Юрий Олеша, портрет, юный Олеша
join.booking.com

Фото odessa-memory.info

«Он мог ходить в плохо отглаженных брюках, даже в совсем не глаженных. Мог бриться и мог и не бриться неделями. Мог отпускать длинные седые волосы. Но в любом виде, в любой одежде он выгодно выделялся в любой среде гордо посаженной головой, выправкой, а главное — своею какою-то небрежной, не рассчитанной на зрителей, но бесспорной элегантностью!».

Юрий Олеша — нарушитель норм

Небольшого роста, не слишком широкий в плечах, большелобый. Его лицо подчеркивали синие, часто смеющиеся глаза, каштановая шевелюра, резко очерченный рот и крепкий подбородок. Прозаик, драматург, поэт, сатирик, сценарист Юрий Олеша — для одних был вдохновенным автором, другие же видели в нем неудобного, колючего, нарушающего привычные нормы общения человека.

Юрий Олеша, портрет,Фотография Олеши с подписью, подпись

Фото odessa-memory.info

Он рос сложно, пропуская через себя много испытаний. «О моем отце я знаю, что он был когда-то, до моего рождения, помещиком. Имение было порядочное, лесное, называлось «Юнище». Оно было продано моим отцом и его братом за крупную сумму денег, которая в течение нескольких лет была проиграна обоими в карты.

Отголоски этой трагедии заполняют мое детство. Я вспоминаю какую-то семейную ссору, сопровождающуюся угрозами стрелять из револьвера, и ссора эта возникает, как вспоминаю я, из-за остатков денег, тоже проигранных…

Впрочем, в Елисаветграде имеется у нас еще достаток: мы ездим на собственном рысаке, живем в большой, полной голубизны квартире. Отец, которого в те годы я, конечно, называл папой, пьет, играет в карты. Он — в клубе. Клуб — одно из главных слов моего детства".

Олеша никогда не изображал любовь, не хотел говорить о ней всуе. Начинающих писателей тоже отговаривал от слащавой красивости, жеманства, отдающих пошловатостью.

Гипнотизируя своим пристальным взглядом, Юрий Карлович решительно и безапелляционно внушал юным дарованиям, что сила слова главным образом заключается в глубине мысли и переживания. Его вкус протестовал против шаблонов.


Что читают с этим материалом?


Олеша-перфекционист

Однажды Борис Щукин сказал: «Если бы вы не были чудесным писателем, из вас вышел бы отличный актер». Точеные, скульптурно-выразительные стихи Олеши, ехидный юмор его эпиграмм блестяще передавал его звонкий голос.

Юрий Олеша, портрет, писатель

Фото odessa-memory.info

Неистовый в общении, в своих произведениях он был скромен до самоуничижения и относился к ним с большой строгостью. Годами ничего не публиковал, бесконечно пробуя варианты. «Он создавал арки и не мог сомкнуть их своды», — писал о нем Виктор Шкловский.

Самая замечательная вещь Олеши — пьеса «Бильбао» — вообще не была дописана. Множество ее вариантов были даже не записаны, а только задуманы. И слыхавшие «Бильбао» в исполнении автора, пересказывали ее по-разному! И было непонятно, читал ли Юрий Олеша рукопись или импровизировал.

Юрий Олеша, портрет, Олеша в зрелом возрасте

Фото odessa-memory.info

Одесские мечты

Юрий Олеша родился в Кропивницком. Учился в Одессе в Ришельевской гимназии, и окончил ее с золотой медалью.

«Я думал, что после окончания гимназии я куплю велосипед и совершу на нем поездку по Европе. Первая война еще не начиналась, еще все было очень старинно, солдаты в черных мундирах с красными погонами, зверинец на Куликовом поле с одним львом, говорящая голова в зеркальном ящике в балагане. Еще бывала первая любовь, когда девочка смотрела на тебя с балкона, и ты думал, не уродлив ли ты…

Я не купил велосипеда и не совершил путешествия по Европе. Горел Верден, Реймский собор, в котором в свое время бракосочеталась с французским королем дочь Ярослава Мудрого. Появились первые танки, и впервые аэропланы стали сбрасывать бомбы. Однако в музеях по-прежнему висели необыкновенные картины, прекрасные, как деревья на закате".

«Вообще нужно учиться у кого-нибудь?»

Еще учеником он цитировал Горация, Вергилия, Тита Ливия, Овидия Назона. Был влюблен в историю. Часами изучал судьбы народов, царские династии, возвеличивание и крушение тронов. Особенно интересовался Французской революцией и войнами Наполеона.

Но буйство воображения захлестывало в стремлении усилить рассказ, и он наслаивал собственные концепции, домыслы и фантазии на скупые исторические факты. И уже несравненный вымысел пленял и выпуклостью деталей, и тончайшим юмором, и силой метафор.

Олеша обожал классиков. «Читая Достоевского, я содрогаюсь. От его гениальности можно оцепенеть». Со всей силой образной речи он характеризовал Игоря Северянина: «Он шаман, а мог бы быть пророком…». Любил прозу Хлебникова. Высоко ценил талант Маяковского и хорошо знал его стихи.

«Появление его фигуры, на каком пороге она ни появилась бы, было сенсационным, несло радость, вызывало жгучий интерес, как раскрытие занавеса в каком-то удивительном театре. Фигура — высотой до верхнего косяка двери, в шляпе, с тростью.

Я был молод в дни, когда познакомился с Маяковским, однако любое любовное свидание я мог забыть, не пойти на него, если знал, что час этот проведу с Маяковским".

Знал Олеша наизусть и Блока. И упивался четырехкратным рокотаньем буквы «р» в его стихотворении «Равенна»:

«Все, что минутно, все, что бренно,

Похоронила ты в веках.

Ты, как младенец, спишь, Равенна,

У сонной вечности в руках…".

Юрий Олеша, портрет, Одесса

Фото odessa-memory.info

Но следовать классикам Олеша считал лишним: «Если вообще нужно учиться у кого-нибудь. Главное — талант и здоровье».

О своем здоровье он думал, что оно так же несокрушимо, как талант, что сердце его так же мощно, как и мозг. И атаковал его без оглядки. И оно не выдержало.

«Снимите с лампы газету!»

Олеше шел седьмой десяток. Вернувшись с прогулки, он пожаловался на боль в сердце: «Я почувствовал, что будто кто-то вошел в меня».

Но за час до смерти своим звучным, полным жизни голосом вскричал: «Снимите с лампы газету! Это неэлегантно!».

В честь дня рождения Юрия Олеши пролистаем «Три толстяка», пробежим глазами роман «Зависть» или его великолепный дневник «Ни дня без строчки».

«Все-таки абсолютное убеждение, что я не умру. Несмотря на то что рядом умирают — многие, многие, и молодые, и мои сверстники, — несмотря на то что я стар, я ни на мгновение не допускаю того, что я умру. Может быть, и не умру? Может быть, все это — и с жизнью, и со смертями — существует в моем воображении? Может быть, я протяжен и бесконечен; может быть, я вселенная?»

Юрий Олеша, портрет, Олеша в пожилом возрасте

Формула от классика. Олеша говорил: «Главное — талант и здоровье». Фото odessa-memory.info

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам