Время чтения: 39 мин

Юрий Олеша. Трагическая судьба писателя — под прицелом журналиста Алекса Панченко и писателя Алексея Курилко.


Что читают с этим материалом? Винил снова в моде. Как и для чего используют пластинки


О фильме «Три толстяка»

Алекс Панченко

Алекс Панченко

В детстве случилось мне увидеть по телевизору фильм Алексея Баталова «Три толстяка», снятый по одноименному роману писателя Юрия Олеши (понятное дело, что тогда я еще не знал ни Баталова, ни Олеши — я просто смотрел картину для детей). И знаешь, Лёш, по-моему, я даже не досидел до финала, убежав во двор гонять с пацанами мяч, — таким скучным мне показался фильм…

Тогдашнему мне категорически не понравились противные толстяки, восседавшие на золотых тронах. Но мне также не понравились и главные положительные герои: канатоходец Тибул, девочка-циркачка Суок, наследник Тутти. Причем положительные герои раздражали меня куда больше толстяков!

"Три толстяка", Юрий Олеша, биография Олеши, творчество ОлешиПочему так получилось, я тогда, конечно же, не мог объяснить себе. Это сейчас-то я понимаю всю смысловую нагрузку романа:

«Мы старый мир дотла разрушим», «Мир хижинам — война дворцам», «Взять и все разделить», «И не будет больше тюрем и границ»…

А так как мне вся эта демагогия не близка, то уже тогда я подспудно ощущал некую зазомбированность в тех героях. И не ошибся.


Что читают с этим материалом? Проект Литература — два года и 400 книг. Перлы наших читателей


О пластинке «Три толстяка»

Алексей Курилко

Алексей Курилко

Однако же, Алекс, это весьма любопытно. Кажется, впервые мы с тобой совпали полностью и абсолютно. Мне, как и тебе, совсем не понравился этот фильм. И это тем более странно, поскольку мне в ту пору было лет 12, а за два-три года до того я был в полнейшем восторге от сказки, которую слушал раз 100, ставя в проигрыватель виниловую пластинку.Юрий Олеша, биография Олеши, творчество Олеши, "Три толстяка"

Авторский текст увлекал и завораживал, актерское исполнение изумляло, радовало и восхищало. Не имею понятия, кто был режиссером этой постановки, но из нее практически полностью убрали идеологическую составляющую — и получилась веселая лирическая история о дружбе, любви и борьбе за свободу. Любое произведение можно улучшить или ухудшить элементарной трактовкой. Фильм явно уступал и книге, и аудиопостановке.


Если записаться в библиотеку

Алекс Панченко

Алекс Панченко

Из того, что понравилось и запомнилось, так это герой Романа Филиппова — оружейник Просперо. Это гигант с трубным голосом… Но понравился мне по одной простой причине: благодаря фильму «12 стульев», в котором он сыграл поэта Ляписа-Трубецкого. Ну, вы точно должны помнить это его зычное:

«Служил Гаврила почтальоном, Гаврила письма разносил».

Потому, глядя на Просперо, я «автоматом» вспоминал «гаврилиаду». В общем, мое первое знакомство с Олешей (книгу я, кстати, тоже не осилил — бросил на полпути, хотя мне это несвойственно) было не в пользу писателя.
А вот второе мое знакомство с Юрием Карловичем случилось совсем недавно, месяца три назад. Ради экономии (книги денег стоят) я записался в библио­теку. И там, роясь на полках, наткнулся на роман «Зависть» Олеши. Лениво прочел первые строчки:

«Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек».

Зацепило моментально — уж больно необычное начало, как для труда советского писателя.


Олеша — первый успех

Алексей Курилко Странно, а вот мне читать «Три толстяка» понравилось — возможно, оттого, что, читая, я как бы слышу голоса актеров, озвучивавших постановку с пластинки. Впрочем, как известно, Олеша прославился вовсе не тем, что сочинил сказку для детей, по которой впоследствии сняли фильм и по всему Союзу ставили спектакли, нет!

Этот роман принес лишь первый успех и материальную независимость. Но вот громкую всесоюзную славу молодому Юрию Олеше принес именно роман «Зависть». Книга повествует о жизни интеллигенции после революции. Кое-кто из литературоведов считает «Зависть» пиком творчества Олеши и одним из самых великих произведений отечественной литературы первой половины ХХ века.


Что читают с этим материалом? Мистика Гоголя — Проект «Литература с Курилко»


Фатальная «Зависть»

Алекс ПанченкоРоман я, что называется, проглотил за ночь. Вещь! И да — совершенно не советская. Я читал и не понимал: «Как? Ну как ее тогда пропустили?» Книга, в которой главный герой — алкаш, и вообще мелкий неприятный человечишка. Книга, в которой этот самый алкаш позволяет себе издеваться над высоким советским начальником (директором треста пищевой промышленности — «колбасником»).

Юрий Олеша, биография и творчество Олеши

Я мало что знаю о жизни. Мне больше всего нравится, что в ней есть звери, большие и маленькие, что в ней есть звёзды, выпукло и сверкающе смотрящие на меня с ясного неба, что в ней есть деревья, прекрасные, как картины, и ещё многое и многое.
(«Ни дня без строчки»)

«Зависть» — это остро реалистичный роман, в котором нет хеппи-энда, нравоучений и осанны всему, что тогда принято было восхвалять! Роман для писателя оказался фатальным. Ничего крупного после него он так и не написал. Более того: по сути, после «Зависти» началась, как тонко подметил писатель Аркадий Белинков, «сдача и гибель советского интеллигента».


Жалость к писателю

Алексей Курилко

Алексей Курилко

А вот мне роман «Зависть» совсем не понравился. Первый раз я ознакомился с ним лет в 17. Возможно, тогда я еще не дорос до него, все герои вызывали у меня стойкую антипатию.

Спустя лет 20 я вновь попробовал прочесть этот роман, но увы. Хоть я и отметил оригинальный стиль автора и яркий, сочный язык, которым роман был написан, «Зависть» вновь не произвела на меня никакого особо сильного впечатления.

Я только проникся жалостью к писателю, который в столь юном возрасте имел подобный угол зрения, из-за которого ты в каждом человеке видишь лишь недостатки или такие достоинства, что лишь усиливают отрицательное отношение к человеку.


Что читают с этим материалом? История зимних Игр — фигурное катание и хоккей по-нашему


Слабее, чем Булгаков

Алекс Панченко

Алекс Панченко

Юрия Карловича не печатали. Все, что он писал — писалось в стол (те же автобиографические заметки «Ни дня без строчки» вышли уже после его смерти).

В какой-то мере его судьба похожа на судьбу Михаила Булгакова:

«Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе» (цитата из знаменитого письма Михаила Афанасьевича Сталину).

Но если Булгаков нашел в себе силы сопротивляться, то Олеша оказался слабее. Он стал опускаться и пить.


Олеша — пошляк и ничтожество?

Алексей Курилко

Алексей Курилко

Знаешь, в 30-е на первом съезде писателей Олеша выступал с речью, названной впоследствии «покаянной». В ней Олеша признает, что жалкий и ничтожный Кавалеров — герой «Зависти» — это он сам. Позволь процитировать фрагмент этой речи:

«Кавалеров — это я сам, но это-то ладно, ужасно другое… Как художник, проявил я в Кавалерове наиболее чистую силу первой вещи, силу пересказа первых впечатлений. Тут сказали, что Кавалеров — пошляк и ничтожество, что многое в нем есть моего, личного. Я принял на себя это обвинение в пошлости и оно меня, товарищи, потрясло».

Юрий Олеша, биография и творчество Олеши

«Золотая полка — это та, которая заводится исключительно для любимых книг. Я давно мечтаю об этом — завести золотую полку. Это та полка, на которую ставятся только любимые книги. В мечтах мне рисуется именно полка — никак не шкаф, а именно одна полка, одан, если можно так выразиться, этаж шкафа».
(«Ни дня без строчки»)

И это потрясло Олешу настолько, что после писатель надолго замолчал. Ничего крупного он более не написал, хотя работать не прекращал, несмотря на многие годы беспробудного пьянства и постоянных скандалов, в которых Юрий Карлович был замечен неоднократно. Тут надо отдать должное его жене — которая, несмотря на его пристрастие к алкоголю, оставалась с ним очень долгое время.


Что читают с этим материалом? Шарль Перро — кем была его Красная шапочка и за что посадили сына


Уникальность книги «Ни дня без строчки»

Алекс Панченко

Алекс Панченко

Я уже упоминал посмертные «Ни дня без строчки» — читаются они с невероятным интересом! По сути, это разрозненные мысли Олеши из его архивов, дневников и записных книжек. Но при всей этой разрозненности перед нами цельное и крепкое произведение.

В нем — детские воспоминания писателя об Одессе, лампочках Ильича, встрече с надменным господином Иваном Буниным, работе в знаменитом «Гудке» (Боже, кто только не работал в этой газете — Булгаков, Катаев, Ильф и Петров, Зощенко), размышления об искусстве и литературе.


Алексей Курилко

Алексей Курилко

Алекс, ты абсолютно прав. Мне кажется, что однозначно выносить какой-то категорический вердикт писателю очень сложно. Чтобы лучше его понять и понять его поведение, я бы рекомендовал прочесть упомянутого тобой Белинкова «Сдача и гибель советского интеллигента».
Кстати, я не согласен с мнением, что после «Зависти» Олеша ничего не писал, а лишь пил и деградировал. Да, он действительно много пьянствовал, но работать он не прекращал!

Не деградировал, а творил

После «Зависти» он написал по мотивам романа пьесу «Заговор чувств». Затем создал пьесу по мотивам своей сказки «Три толстяка», а спустя годы и сценарий к фильму. А в 1930-е им написана пьеса «Список благодеяний»: спектакль по ней, кстати, выдержал три сезона и снят был исключительно по требованию советской цензуры.

Юрий Олеша, биография и творчество Олеши

Мне кажется, например, что умение изображать наружность действующих лиц несколькими штрихами, кратко, мгновенно, разом, как это делают великие писатели, зависит в сильной степени от наличия у них как раз чувства юмора.
(«Ни дня без строчки»)

Затем вышла пьеса «Смерть Занда» и несколько инсценировок, а также около десятка сценариев для кино и мультфильмов.
Пусть это мелочи, но главное — на протяжении 30 лет он писал самую важную книгу своей жизни. Именно данную книгу, изданную посмертно, я считаю вершиной его творчества. Назвали книгу «Ни дня без строчки», хотя сам он ее в разговорах с друзьями и в одной из тетрадей называл «Книгой прощаний», а хотел издать под красноречивым заголовком «Слова, слова, слова…».


Олеша не боится быть смешным

Алекс Панченко

Алекс Панченко

Мое личное открытие из «Ни дня без строчки» — подзабытый нынче поэт Эдуард Багрицкий. После книги Олеши я нашел у букинистов тоненький сборник его стихов и был сражен глубиной и силой его звучания.

Что поразительно, у Юрия Карловича нет себялюбия — он постоянно над собой подтрунивает, иронизирует. Не боится показаться смешным. В этом смысле особенно показательны его воспоминания о том, как его в пух и прах (за дело!) разнес красный писатель-граф Алексей Толстой. И ничего — не обиделся, а спасибо сказал. Много кто на такое сегодня способен? Читая «Ни дня без строчки», понимаешь, даже обиды, неудачи и водка не смогли лишить Олешу самого главного — таланта писать.


Что читают с этим материалом? Марк Твен — юмор-проповедь и запреты жены


Противоречивая фигура литературы ХХ века

Алексей Курилко

Алексей Курилко

Юрий Карлович Олеша — фигура в советской литературе противоречивая. С одной стороны, это явно одаренный литератор. С другой — человек, который не смог реализовать и десятой доли того, что было в нем заложено природой или Господом Богом.
Я могу только лишь посочувствовать его незавидной судьбе. Хотя, в отличие от многих своих товарищей, он не попал в мясорубку сталинский репрессий, не погиб на войне и не умер от голода во время войны.

Равнодушно сейчас относясь к сказке «Три толстяка» и отрицательно — к роману «Зависть», я, тем не менее, снимаю шляпу перед книгой абсолютно не цельной, рваной, состоящей из разных заметок и записей.

Три толстяка, Юрий Олеша

«Скоро мы тебе отрубим голову. Таким образом мы поможем тебе не видеть нас»

Вещь, которая на многие годы стала предметом искреннего восхищения многих советских писателей и подражания в том числе. Хотя неизвестно, думал ли Олеша оставить ее такой, какой она была опубликована, или хотел связать единым сюжетом. Если вариант первый, то подобные книги уже были написаны и до него. Лучший образчик подобного жанра — конечно же Василий Розанов.

Любовь и страсть Олеши

Алекс Панченко

Алекс Панченко

Девочка из «Трех толстяков» с необычным именем Суок — вовсе не плод фантазии писателя, а его самая что ни на есть реальная муза… Фатальная Серафима Суок.
Юную Серафиму — а было ей тогда аж 17 лет — Олеша повстречал в Одессе и был сражен ею на всю оставшуюся жизнь.

Не зря все-таки говорят, что есть мужчины, предназначение которых — страдать, и женщины, рожденные крушить сердца. И что когда такие мужчины и женщины сходятся, рождается больная страсть… Серафима была девушкой с шампанистым настроением, и потому только замуж она выходила пять раз.
Но началось все с Олеши. Официального брака с писателем не было — так, гражданское сожительство. Грузного Юрия Карловича Сима нежно и чуточку «сюсюкательно» величала слоненком, а он ее — мышкой.
Юрий Олеша и Серафима СуокПотом Сима легко и просто кинула своего слоненка и погрузилась в роман с другим мужчиной — Владимиром Нарбутом. А после того как Нарбута арестовали в буреломные 30-е, безутешная Серафима кинулась искать утешение в объятиях Николая Харджиева — писателя и историка.

В итоге, о времена и нравы, Юрий Олеша женился на… старшей сестре Симы — Ольге Суок. И она, похоже, искренне любила Юрия Карловича. Чего не скажешь о последнем… Когда Ольга говорила ему, что ей в голову пришла интересная идея, писатель, ехидно хихикая, вопрошал: «И как ей там живется? В пустом и темном помещении?»…


Что читают с этим материалом?

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам