Время чтения: 8 мин

Религия и вера. Протестантка поверила в карму, крещеный провозгласил себя жрецом, а сын верующих стал атеистом.

join.booking.com

Несмотря на то, что в нашем обществе царит свобода выбора, есть вещи, которые выбирать особо не получается. Одна из них — религия: человека приводят к религии, которую исповедуют родители, сразу после рождения, когда он еще не способен делать осознанный выбор.

По данным религиоведов, духовная эволюция человека происходит от политеизма (многобожия) к монотеизму. За 70 лет, пока религия была под запретом, суть нашего духовного наследия во многом была утрачена.

С 90-х годов ХХ века многие украинцы начали новый поиск Бога — обходя стороной православие со сложными канонами и отпугивающими крикливыми бабушками. Мы пообщались с людьми, сменившими конфессию, религию и умудрились создали собственное направление. Мы выяснили, что стало причиной перемены.

Религия и выбор. От Библии к законам кармы

Татьяна Литвиненко родилась в семье военнослужащего и к вере в Бога пришла во взрослом возрасте. «В детстве мы часто переезжали, жили в военных городках. А в советское время было не принято говорить о религии, — объясняет Татьяна. — О Пасхе, Благовещении и других праздниках я слышала от бабушки.

Остальные мне рассказывали, что все верующие просто недостаточно образованы. Они не знают законов природы, поэтому все незнакомое списывают на волю Бога. И я тоже так думала долгое время. Пришла к христианству через вопрос: почему же болеют дети?

религия, Библия, вера, поиск себя

Изучение Библии. Раньше я делала много вещей в жизни для себя, потом я стала делать их для Бога. Фото: Shutterstock / FOTODOM UKRAINE

У моих дочерей в детском возрасте появились хронические заболевания. И я не могла понять почему. Мне советовали разных врачей и народных целителей, а одна женщина сказала: «Это кармическое. Молитесь».

Помню, я так рассердилась! Решила, что она просто помочь не может. А молиться я начала после того, как моя пятилетняя дочь спросила: «Мама, почему меня Бог так не любит?». У меня было ощущение, что это неправда, что Бог любит всех, тем более — ребенка".

БИБЛИЯ.

В 90-е годы на улицах стали появляться люди из разных религиозных конфессий. «Ко мне часто подходили люди, предлагали изучать Библию. В итоге я согласилась, — вспоминает Татьяна. — Я ходила в протестантскую церковь, где не было икон и не отмечались православные праздники. Мы просто изучали Библию, проповедовали и называли себя учениками Христа.

Я углубилась в Библию. И не переставала удивляться, что там прописано все! И что важно — я принимала написанное, как аксиому, и это не противоречило моим внутренним убеждениям. Через время моя жизнь изменилась. Я поняла, что главное — это прийти к Богу, научить других, как это сделать.

Для этого нужно отдать Богу свое время. Я начала очень рано вставать, читать Библию, молиться. Это было очень светлое время в моей жизни, потому что я научилась видеть чудеса.

Отец не мог понять, как я, человек с высшим образованием, могу ходить в церковь! Он попросил в его доме не говорить о религии. Муж видел, что для меня это серьезно, и в дебаты не вступал, но сам не вовлекался. Детей я воспитала уже в христианской традиции.

Взрослые собирались в церкви по воскресеньям, а для детей там было настоящее детское царство. Они общались между собой, им рассказывали о Боге, песни пели.

Сейчас они выросли и сказали мне однажды: «Мама, ты знаешь, мы благодарны за то, что подарила нам чистое детство. Единственная наша претензия — что ты вырастила нас в розовых очках. Мы совершенно не знали, что мир может быть жестокий». Но я их предупреждала всегда: именно потому, что мир может быть таким, я и обратилась к Богу".

БОЛЕЗНЬ.

Однажды Татьяна заболела — так сильно, что через год ей дали инвалидность. «Но я продолжала проповедовать даже в больнице, — вспоминает киевлянка. — Когда все отмечали вхождение в новое тысячелетие, я была в реанимации. Когда очнулась, увидела огромную стопку открыток у себя на столе.

Мне писали люди из церкви, которых я даже не знала лично! Они молились за меня. Кто-то написал: «Таня, любимая, пожалуйста, поправляйся. Выходи отсюда быстрее, все что хочешь для тебя сделаем!». Кто-то меня любил. И я задумалась: кого люблю я? Я так сконцентрировалась на своей боли, своих страданиях, что не думала ни о ком другом, да и о Боге тоже.

А ведь любовь — это отношения. Тогда я поняла: даже то, как я изучала Библию, как проповедовала — не было любовью! Я была так изумлена этим открытием, что плакала от раскаяния. А через две недели я была уже дома".

«Я просыпаюсь в 3:30 утра, чтоб убрать в квартире и помолиться. Делая что-то, как для Бога, я развиваю отношения с Ним»

Татьяна в Индии

ИНДИЯ

Чтобы восстановить тело, Татьяна обратилась к целителю. «Он всегда повторял, что моя ситуация —это результат прошлых действий, и чтобы что-то изменилось, нужно поступать иначе, — вспоминает героиня. — Меня это возмущало — ведь я и так служила Богу и изучала Библию. Но целитель говорил, что есть и другие знания.

Я начала заниматься йогой, медитировать, побывала в Индии. А когда узнала, что такое карма — все стало на свои места". В храм Татьяна ходить перестала, но осталась в хороших отношениях со старыми друзьями. «Я благодарна за каждый этап моей жизни, — говорит она. — И уверена: цель истинной религии — развивать любовь к Богу».

Православный из протестантов

С иереем Захарием из США мы познакомились на 400-летии Мгарского мужского монастыря, где вместе со священниками из других стран он служил праздничную литургию. Оказалось, в прошлом отец Захарий — протестант, который женился на харьковчанке и принял православие (правда, уже в Америке).

Теперь раз в год вместе с женой они приезжают погостить к родственникам в Украину, обязательно бывают в православных храмах, покупают в больших количествах православную литературу, иконы — и увозят домой, в штат Колорадо.

«Протестантизм — это хорошо, но в нем нет фундамента»

Отец Захарий. Фото: orthodoxpueblo.org

«Все началось с того, что мои родители приехали в Харьков проповедовать Евангелие
как протестантские миссионеры, — вспоминает Захарий. — Именно там я познакомился со своей будущей женой, она была еще студенткой. В Харькове я немного выучил русский. Мы поженились, венчались в протестантской церкви, уехали в Америку.

После я поступил в библейский колледж во Флориде, где еще больше углубился в христианство. И понял: протестантизм — это интересно, хорошо и весело, но в нем нет чего-то очень важного. Есть эмоции, но нет фундамента и основы. Я углубился в изучение католицизма, потом добрался до православия.

В США мало православной литературы, там больше протестантизма и католичества. Но кое-что я отыскал. Именно в православии я увидел полноту христианского мира.

К тому времени я окончил учебу в колледже, мы с женой переехали в штат Колорадо. И представляете, в нашем городке как раз была маленькая православная церковь! Я пришел к ним на вечернюю службу и был восхищен. Понял: это то, что я искал!

В Харькове я тоже посещал православный храм, видел иконы и мощи святых, но осознание, что именно православие — моя вера, пришло в Америке, а не в Украине. Теперь я — священник нашей православной церкви в США.

Православный храм в Колорадо. Фото: orthodoxpueblo.org

Большинство людей нашего прихода — бывшие протестанты, которые, подобно мне, искали духовную истину. Наш приход небольшой — 60—70 человек. Есть воскресная школа, и постепенно мы разрастаемся.

Протестантизм хочет быть и со Христом, и с миром, они со всеми дружат, все приветствуют, а не всегда это хорошо. В такой вере нет фундамента. И я как протестант это очень хорошо чувствовал. А православие в этом плане — вера древняя и каноничная. Она стоит твердо, как камень".

Неоязычество: хлеб, домовые и подарки

Киевлянин Огнеслав (по паспорту — Дмитрий) — самопосвященный жрец в неоязычестве. «Я пришел к язычеству в 2009 году, — объясняет наш собеседник. — Я верил в Бога с детства, знал, что Он есть. В какой-то момент начал ходить в церковь. Потом прочитал о двоеверии — периоде перехода от язычества к христианству.

Я провозгласил себя двоеверцем, потому что мне всегда импонировали народные верования: я верил в домовых. После этого начал изучать функции святых языческих богов, как это делают двоеверы. В конце концов, я вышел на первые обряды родноверов (новое религиозное движение, цель которого — реконструкция дохристианских обрядов. — Авт.).

С 2009 по 2014 год я избавлялся от христианских верований. Все, что я любил и уважал в христианстве, на самом деле оказалось основами индоевропейской традиции. В 2014-м я разрушил последний компонент, который мне нравился в христианстве: солидарность между людьми.

Нашел переведенный гимн «Ригведа», который называется «Мир вам». Он предполагает единство общества. После его прочтения я окончательно перешел к родноверию.

С 2017 года я ходил в объединение родноверов Украины, которых считал единственными потомками Владимира Шаяна (украинского этнофилософа. — Авт.). С 2016 года я увидел недостатки организации, и через время решил уйти".

Поколение жрецов. В Украине нет места, где этому обучают

ПУТЬ ЖРЕЦА.

В поисках альтернативы Дмитрий находил различные организации, которые были так или иначе связаны с родноверами. «Но с каждым разом я понимал, что это бесперспективно, — признается он. — Меня смущала мысль, что все может закончиться в один момент, что мои дети не смогут приходить на капище, исповедовать веру своих предков.

Некоторое время я еще ждал чего-то, но весной этого года пришел к выводу, что пора действовать. И решил пойти по пути жреца. На мой взгляд, неоязычество — это попытка возродить религию, которая существовала у индоевропейских народов до того, как пришла христианизация. Формальное название — «Русская вера» или «традиция Руси».

«ИНСТИТУТ ЗНАЮЩИХ».

«Я начинающий жрец и жертвую за общину, — говорит Дмитрий-Огнеслав. — Если взять архаику и традицию, то жрецы — это «институт знающих». Те люди, которые знают немного больше, чем обычные люди, потому что они были посвящены. Сегодня они знают больше главным образом потому, что им просто интересно. Их к этому тянет.

«Не все ритуалы язычества актуальны и воплотимы сегодня»

Лично у меня было самопосвящение. Любой хоть сегодня может назваться жрецом, вопрос в том, является ли он им в действительности. Я совершаю обряды. Не стану утверждать, что регулярные, но делаю. Я постоянно изучаю, нахожусь в этом русле, развиваю эту тему.

К сожалению, сегодня в Украине нет четкой системы или структуры, эдакого института знающих, которые могли бы повести за собой. Потому я полагаюсь на внутреннее чутье. Чаще всего совершаю общественное прославление — оно очень похоже на службы в церквях. Если в христианском обряде ядром является причастие (хлеб и вино — тело Христово), то в языческом — жертва (хлеб).

Ты приходишь к своим бабушкам, дедушкам, предкам, и вручаешь им хлеб в качестве подарка. В идеале он должен быть испечен по определенным канонам. По факту — это буханка, которая представляет собой совокупность пожеланий, мнений, просьб и обращений к богам и близким".

Атеист: «Так и не понял, кому молятся»

Михаилу 21 год. До 14 лет он ходил в православную церковь вместе с родными, делал пожертвования храму, но разочаровался.

«Мы всегда основательно готовились к религиозным праздникам. В эти дни были в церкви с вечера до утра, — рассказывает житель Киевщины. — Но я никогда не понимал, кому молюсь — то ли Святой Троице, то ли Деве Марии… Я не чувствовал отдачи.

Жертвовал на строительство храма в нашем селе, но количество денег и материалов, которые давали люди, не соответствовали проделанной работе. Зато наш батюшка купил себе машину.

С тех пор я начал сомневаться, что Бог наблюдает за происходящим. Что будет наказание за то, что делает священник. Я стараюсь не включаться в споры на эту тему. Но когда меня начинают переубеждать — начинается яростная полемика, которая обычно сводится к одному: «Все равно Бог есть». Смысла разговаривать так дальше я не вижу.

Теория большого взрыва. Атеист верит лишь в то, что доказуемо

Мои родители — люди верующие. Они долгое время меня старались переубедить, а потом отец сказал, что это мой выбор. Мы и сейчас собираемся семьей на большие праздники, но для меня это дань семейным традициям.

Наши отношения с мамой усугубила болезнь ее сестры — лейкемия. Тетя живет в Чехии, и там ее смогли вылечить. Но мама считает, что помогли молитвы и благотворительность в церкви.

Думаю, это несправедливо по отношению к труду врачей и силе воли моей тети, которая справилась с этими сложностями. Когда все приписывают какому-то вымышленному персонажу, это расстраивает".

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам