Майн либэ бир!

Как ни жаль, но мы уже никогда не узнаем, кто же автор самых древних и самых ценных для человечества изобретений: например, кто изобрёл колесо, кто придумал печь хлеб, кому принадлежит идея варить пиво… Скорее всего, людям в этом деле помогло само провидение, сведя в удачное совпадение различные случайности. Стоял, предположим, забытый у костра древний глиняный сосуд с зерном — скорее всего, ячменя или спельты (это предшественница пшеницы), пошел дождь — зерно намокло, потом под солнцем в воде проросло и забродило. Потом о горшке вспомнили, поставили его на какую-то доисторическую полочку. А кто-то, мучимый жаждой, вдруг отхлебнул из этого сосуда — и решил, что это хорошее питьё: бодрит и освежает.
Выдумка это или предположение, но археологи нашли немало таких доисторических горшочков с остатками пивного солода: и на территории Ближнего Востока, и в Северной Африке, и на европейских землях.

Конечно, вкус у древнего пива был далеко не тот, что сейчас. В те давние времена ещё не догадались добавлять в солод (проросшее зерно) хмель — это он даёт ту приятную горчинку, запах, за которые мы его любим. А ещё хмель известен своим антибактерицидным свойством: он враг всех бактерий, кроме дрожжевых. Поэтому для пива он — незаменимый, драгоценный ингредиент. Но пока не начали выращивать целые плантации этой душистой лианы, в пиво добавляли что попало. В Древнем Египте, например, даже ядовитую мандрагору.

О том, что хмель очень полезное для здоровья растение, знали ещё в седой древности. Много веков назад отвар из шишечек хмеля уже применяли как средство, стимулирующее пищеварение, при болезнях желудка, почек, печени, а так же, как успокаивающее при неврозах и бессоннице. Хмель действовал как противовоспалительное, противосудорожное, противоглистное и мягкое слабительное.
И в наше время хмель — основа многих лекарственных средств, применяемых в официальной медицине.

Уже шесть-восемь тысяч лет назад в Древнем Вавилоне пиво было настолько популярно, а производство его росло в таких масштабах, что делали его на продажу. Между прочим, когда в государстве возникла угроза эпидемии проказы, древние евреи, взятые вавилонянами в плен, в качестве профилактического средства использовали именно этот целительный напиток — пиво.

Популярность у подданного народа «хлебного сока» всё ширилась, и это вызвало даже необходимость вмешаться царя Хаммурапи, в подчинении которого были ещё Ассирия и Месопотамия, которые тоже активно отдавали должное всенародному напитку. Поэтому великий царь в своем знаменитом Кодексе уделил пиву немало внимания: установил строгие правила его производства и употребления. Так один из двух «пивных параграфов» Кодекса определяет строго фиксированные цены на пиво (в пересчёте на зерно): «Если трактирщица поднимет цену за пиво слишком высоко по сравнению с ценой зерна и это будет доказано, тогда следует бросить ее в воду». Так вот откуда выражение: «Губит людей не пиво, губит людей вода»! Второй параграф был направлен против фальсификаторов этого широко употребляемого напитка: тех, кто готовил всякую неудобоваримую бурду, полагалось упаивать их же собственным продуктом — выдержат или отправятся на тот свет, зависело от степени отвратительности изготовленного ими напитка.

Хорошему примеру Хаммурапи последовала Германия уже почти в наше время. В 1516 году она приняла так называемый баварский закон о неукоснительном соблюдении рецептуры пива. Закон назвали Reinheitsgebot («Заповедь чистоты»). Он чётко предписывал: пиво можно варить только из ячменя (в дальнейшем — ячменного солода), хмеля и чистой воды. Потом в процесс пивоварения «вмешался» Луи Пастер, который открыл дрожжевые грибы — одноклеточные организмы, вызывающие брожение. Пастер же придумал, как продлить сохранность продукта — путём пастеризации. Всё это самым положительным образом сказалось на развитии пивоварения. Немецкий закон «Заповедь чистоты» действует и по сей день. Конечно, этот суровый и старейший законодательный акт уже не предписывает топить в собственном пиве тех производителей, которые разбавляли или подделывали этот напиток, как это было раньше, но на качестве немецкого пива сказывается заметно положительно.

Именно Германия стала центром и образцом мирового пивоварения. А история пива в этой стране насчитывает более четырех тысячелетий. Так считают археологи, обнаружившие «пивные горшочки» — глиняные кувшины — на территории Баварии под Кульмбахом, которые могли использоваться древнегерманскими пивоварами в 3000 до н. э. От них технология приготовления пива была перенята англичанами и скандинавами и распространилась дальше — по всему миру благодаря авторитетности европейской культуры, к которой все старались приобщиться. Хотя, честно говоря, германское пиво в те давние времена существенно отличалось от теперешнего. Для «отдушки» в него что только ни добавлялось! Можжевельник, мирт, тмин, анис, лавровый лист, древесная кора, листья ясеня, различные травы, ягоды, коренья и даже бычья желчь. И горчинку пиву (до того как с территории Руси в Европу пришёл хмель) придавало растение из рода вересковых — гурт. Потом так стали называть смесь трав и пряностей, добавляемых в пиво.

Фрагмент истории, о котором писал древнеримский публицист и историк Публий Корнелий Тацит, известный, в том числе, и своим сочинением «Германия». Побывав в этой, на тот момент частично римской, провинции, а в остальной части рьяно сопротивляющейся римлянам территории, Тацит обратил внимание на любовь местного населения к пиву и умение его варить. И тут Тацит и пришел к выводу, что с воинственными германцами можно покончить их же оружием — путём стимуляции местного производства пива. Пусть, мол, спиваются. Но не на тех напали! Германцы не только усовершенствовали свой любимый напиток, но и использовали его себе во благо.

Пивоварение в Германии интенсивно развивалось. К этому процессу подключились монастыри — монахи внесли неоценимый вклад в совершенствование рецептуры. Между прочим, именно в монастырях возникла идея добавлять в пиво хмель. Монахи вели исследования в отношении пивоварения более систематично, чем ремесленники-пивовары, к тому же они были грамотны и записывали результаты своих опытов, сохраняя их тем самым для следующих поколений. Монастырское пиво становилось все лучше. И монастыри официально получили право заниматься его производством, превратившись в настоящие форпосты пивоварения. Некоторые сохранили этот статус до наших дней. В средние века стали появляться и муниципальные пивоварни, а пивовары объединились в гильдии. К концу XV века только в Гамбурге действовало уже 600 пивоварен! При ратушах Гамбурга и Любека один за другим открывались пивные погреба. Немецкое пиво поставлялось во многие страны Европы и даже Средиземноморья. Импортировали его и русские города — Новгород и Псков. А в обратном направлении немецкие купцы везли мёд и хмель.

В наши дни пивная культура в Германии — на высочайшем уровне, это утверждают даже международные эксперты. Немцы выпивают по 140 литров пива в год. Каждый! То есть кто-то больше, кто-то — меньше, но в среднем по 140 литров. Поэтому понятно, что при таком спросе в этой стране работают 40 процентов всех пивоваров земного шара. Без пива там немыслим ни один праздник — ни семейный, ни народный, ни государственный. И там этого пенного питья не просто море разливанное — там сортов столько, что жизни не хватит все перепробовать. Но к этому немцы и не стремятся. Каждый уважающий себя бюргер предпочитает ту марку пива, которая производится в его деревне. В Германии-то нет крупных пивоваренных корпораций, заводов-гигантов. Там развиваются маленькие пивоварни. Поэтому такое разнообразие вкуса и высокое качество — каждый старается перещеголять других.

В наши дни пивная культура в Германии — на высочайшем уровне, это утверждают даже международные эксперты. Немцы выпивают по 140 литров пива в год. Каждый! То есть кто-то больше, кто-то — меньше, но в среднем по 140 литров. Поэтому понятно, что при таком спросе в этой стране работают 40 процентов всех пивоваров земного шара. Без пива там немыслим ни один праздник — ни семейный, ни народный, ни государственный. И там этого пенного питья не просто море разливанное — там сортов столько, что жизни не хватит все перепробовать. Но к этому немцы и не стремятся. Каждый уважающий себя бюргер предпочитает ту марку пива, которая производится в его деревне. В Германии-то нет крупных пивоваренных корпораций, заводов-гигантов. Там развиваются маленькие пивоварни. Поэтому такое разнообразие вкуса и высокое качество — каждый старается перещеголять других.

К пивным традициям Дойчланда приобщалась
Маргарита Солодун

В этом выпуске также

ehat-crс

Окто-Мюних: Едем на родину Oktoberfest-а

gotovit-crс

Окто-Закуски Октоберфест на дому

pomnit-crс

Mein Lieblingsbier Кое-что о том, как создавалось пиво

chitat-crс

Филипп Делерм Хорошая книга про счастье

bonus-crс

Октоберфест шагает по планете:  Самые крупные фестивали мира

znat-crс

Окто-Факты: 10 главных фактов о фестивале

smotret-crс

Кино под пивко: «Пивной бум» vs «Достучаться до небес»

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам