Парижская головоломка

Необычный формат, можно даже сказать, «литературное судоку» — это именно то, что себой представляет роман Хулио Кортасара «Игра в классики». Автор обожал Париж и не искал лёгких путей выразить то, что заставляет его сердце биться чаще. Поэтому главный герой истории — Орасио Оливейра — на протяжении всего романа предаётся размышлениям о подноготной своего существования и сложных взаимоотношениях с окружающим миром. Катализатором его размышлений служит общение со знакомыми: возлюбленной из Парижа по имени Мага, парижским «Клубом» интеллектуалов и аргентинскими друзьями Тревелером и Талитой.

А теперь — о главном. Во-первых, о том, в чём же головоломка этой истории. Роман отличается необычной структурой. Согласно предисловию, оставленному самим писателем, в книге заключается сразу «много книг», однако как минимум Кортасар предлагает две техники чтения: обычную, в которую входят первые две части романа — «По ту сторону» и «По эту сторону» и в которых завершается основной сюжет, и чтение по специальной схеме, согласно которой следует также читать главы из части «С других сторон». Порядок, в котором следует читать книгу, установлен самим писателем — ему можно следовать с помощью схемы или указателей в конце каждой главы. В схему попадают все главы романа, кроме предпоследней, 55-й.
А во-вторых, описание Парижа — просто невероятно красивое. Если бы была премия за самое душевное и умопомрачительное описание столицы Франции всех времён и народов, Кортасар бы её точно получил. Честно говоря, иногда даже кажется, что роман появился благодаря влюблённости автора в этот город, его неутомимому желанию показать красоту и уют парижских улиц остальным людям. Ну а дальше родилась и история, Мага, простыни, жизнь.

Вот так и Париж… разрушает нас потихоньку, сладостно, перетирает меж своих цветов и бумажных скатертей, заляпанных винными пятнами, сжигает нас своим огнём, не имеющим цвета, что вырывается в ночи из съеденных временем подъездов.

Мы бродили по улицам и не искали друг друга, твёрдо зная: мы бродим, чтобы встретиться.

Жизнь — это топтание в кругу, центр которого повсюду, а окружность — нигде.

В каждой женщине, похожей на тебя, копится, точно оглушительная тишина, острое стеклянное молчание, которое в конце концов печально рушится, как захлопнутый мокрый зонтик.

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете, а люди, что назначают точное время и место свидания, — это те самые, которые пишут только на разлинованной бумаге и выдавливают зубную пасту из тюбика, обязательно начиная снизу.

Разгадывала
Мария Рубан

В этом выпуске также

ehat-crс

Каникулы у моря: прогулка по солнечному Марселю

pomnit-crс

Ох, уж эти французы! Секс-символы нашего времени

znat-crс

На шоппинг в Париж: ловим скидки без стресса

gotovit-crс

Феерия сыра: Разбираемся, готовим, наслаждаемся

chitat-crс

«Игра в классики» История о случившемся в Париже

smotret-crс

«Бобро пожаловать» и «В тихом омуте» Французы знают толк в комедии

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам