Время чтения: 2 мин

Наместник Киево-Печерской лавры митрополит Павел — о том, к чему могут привести маневры в церковных вопросах, о расколе в Константинопольском патриархате и присланных в Украину экзархах, настроениях среди братии, а также о пользе и вреде автокефалии. Церковь под микроскопом рассмотрели Liferead и газета «Сегодня».

Киево-Печерская лавра, интервью, наместник

По закону. «Автокефалию должны одобрить все поместные церкви мира». Фото А. Яремчука

Не пропустите

— Владыка, хочу начать с томоса, то есть с указа Предстоятеля церкви. Но не того, о котором все сейчас говорят, а с томоса 1990 года. УПЦ тогда получила свой томос, став из Украинского экзархата Украинской Православной Церковью, тем самым получив права самостоятельно назначать епископат, распоряжаться финансами и даже решать судебные дела. Если УПЦ настолько самостоятельна, поднимался ли вопрос о предоставлении ей полной автокефалии?

— Да, в 1990 году мы получили права широкой автономии. Но, ведь, по большому счету, автономия или автокефалия не обеспечивает человеку автоматический путь сразу в рай. Самое главное — человек должен быть свободен от греха. Грех человека порабощает и может отправить его и в ад из рая, как было у Адама, который в раю не нашел спокойствия, отпал от Бога и стал грешником. Прежде всего человеку необходимо заботиться о собственной душе, покаянии, быть стойким в вере.

Действительно, мы имеем самостоятельность на всю внутреннюю деятельность. Свой Синод, Архиерейский Собор. Мы имеем Предстоятеля Украинской Православной Церкви — Блаженнейшего митрополита Онуфрия. Мы решаем все свои вопросы здесь на месте. Но всех очень интересуют денежные потоки.

— Время такое…

— К сожалению, после развала Союза и прихода президентов после Леонида Кучмы ситуация с финансами все хуже и хуже. Уже и нечего считать. Благо Господь не оставляет.

С чего начались разговоры об автокефалии? Они начались еще в 90-х годах. Если бы Филарет все же стал патриархом Русской Православной Церкви (напомним, он был местоблюстителем патриаршего престола РПЦ и одним из основных кандидатов в предстоятели после смерти патриарха Пимена, однако тогда выбрали Алексия Второго. — Авт.), то никогда в жизни бы никому ничего (никакой автокефалии Украинской Православной Церкви. — Авт.) не дал. Когда же его желание (возглавить РПЦ. — Авт.) не сбылось, Филарет вместе с президентом Леонидом Кравчуком стал создавать свою так называемую церковь.

Если память меня не подводит, то в 1991 году он обратился к уже тогда патриарху Алексию на Соборе о том, что нужна «своя поместная церковь» (это выглядело тогда как демарш в отместку за то, что Филарета не избрали патриархом РПЦ. — Авт.).

Когда не получил просимого, сам учредил свое патриаршество, надел сам на себя куколь и стал так называемым «патриархом Киевским». И вот до сегодняшнего дня хочет утвердиться в своем «патриаршестве». «Поставлю престол, буду, яко Всевышний», — сказал когда-то Денница (дьявол). Конечно, сегодня уже все меньше и меньше остается людей — свидетелей того периода…

— Владыка, а сейчас не хотели бы вы, чтобы патриарх Кирилл предоставил Украинской Православной Церкви автокефалию, учитывая политическую ситуацию между нашими странами?

— Это на рассмотрении патриарха Кирилла и Архиерейского Собора. Я, например, не «за» и не «против». Почему не «за»? Потому что таким образом мы еще раз делим Украину. Ее разделили политики, еще только осталось церковникам разделить. Автокефалию надо было давать в 1988 году. Вот тогда это имело бы смысл.

А сегодня — если уж давать автокефалию, то это можно было бы решить по-другому. Аннулировать полностью раскол, привести раскольников к покаянию и вернуть в лоно Святой Соборной Апостольской Церкви. Вот тогда можно говорить об автокефалии, которая, может, нужна, а может и совсем не нужна. В наших нынешних условиях начнется духовная война. Вспомните 1596 год — Брестскую унию. Что было на Волыни…

Я беседовал с архиереями Западной Украины. Там уже сейчас многие приходы всерьез думают про переход под прямое подчинение Патриарху Кириллу. Хотя бы временно. Мы потеряем Донецк, Крым, который духовно — украинский. Можем потерять другие регионы Украины — Херсон, Одессу, Николаев. К сожалению, похоже, наши руководители не думают о народе украинском, а думают только о своей гордыне.

Киево-Печерская лавра, владыка Павел

Владыка Павел уверен, что верующие защитят свои святыни. Фото А. Яремчука

«Это не экзархи, а целое горе»

— Приходили ли к вам экзархи, которых направил сюда Константинополь? Каковы задачи — это действительно автокефалия или все же лишь автономия в составе Константинопольского патриархата, как это случилось с Эстонской и Финской церквями?

— Никакой автокефалии никто не даст — это раз. Во-вторых, ко мне экзархи вряд ли придут. Это не экзархи, а целое горе. Один из них — постриженник и рукоположен в католической церкви, которой не нужна Украинская Православная церковь. Это люди бизнеса.

— Насколько я понимаю, к нам приезжают одни и те же посланники. Выходцы из Украины. Они приезжали и в прошлые разы при Викторе Ющенко, и уже при Петре Порошенко в 2015-м.

— Да. Один из них учился в нашей духовной семинарии. Но меня возмущает сама постановка вопроса Вселенской патриархии. Стамбул нарушил все права поместных и вселенских соборов. Прежде чем посылать сюда своих делегатов, они должны были сообщить об этом в письме Блаженнейшему митрополиту Онуфрию. Таковы правила, статус и вселенское указание.

— Зачем Константинополю давать нам автокефалию? Логично было бы взять под свой протекторат. Этого они всегда и хотели. Тогда патриарх Варфоломей сразу увеличил бы свою паству минимум в 4 раза. Ведь сегодня численность прихожан Константинопольского патриархата небольшая (около 2 млн). Это вам не огромная Украина.

— Нет Константинопольской Церкви. Есть Стамбул. В Турции очень ревностно относятся к этому титулу. И никто там не называет Варфоломея Вселенским. Если вспомнить историю, то в 330 году император Константин основал на месте Византии новую столицу Римской империи — Константинополь.

В 381 году архиепископ Константинополя имел второе место по чести в епископате после Римского. Папа Григорий Великий первым из римских пап назвал константинопольского патриарха «вселенским патриархом Константинополя», хотя сами византийцы до него так никогда не думали.

После 1054 года из-за великой схизмы (раскола) общение Константинополя с Римом было прервано. Но по требованию императоров (всегда вмешивалась политика!) Константинопольская Церковь и папский престол заключали унии — Лионский собор (1274), Флорентийский собор (1438), которые были отвергнуты церковным народом. А после падения Константинополя (1453) турками были изгнаны сторонники унии и был признан только православный Константинопольский патриархат.

Но это былое величие. А что мы имеем в наше время? Начиная с 1954 года ситуация крайне сложная. Был и погром патриархата, разгромлена община православных греков. В 1990-х годах закладывали взрывное устройство в храме, взорвали церковь, закрыли богословскую школу. В разы уменьшилось количество прихожан. Там есть свои серьезные проблемы. Почему бы не заняться их решением?

Владыка Павел:

«Если бы Филарет

стал патриархом

РПЦ, никакой нам

автокефалии бы не дал»

— Отовсюду доносится, что «мать Церковь» должна помочь своим «детям».

— Я принадлежу к тому числу людей, которые считают, что у Церкви нет никакой «матери». Есть Церковь Христова. Мы все равны. У Бога нет ни титулов, ни лицеприятия. Нет ни архиепископов, ни митрополитов. Есть главенствующий епископ, равный со всеми, но первый между равными. Его избирают, чтобы решать совместно вопросы, собирать Синод. Но никто не давал ему права властвовать над кем-то.

Почему мы называем — Единая Соборная Апостольская Церковь, а не патриаршая, например? Потому что все решает Собор епископов, а не кто-то единолично. Это нужно различать.

Что читают с этим материалом сегодня?

— Все сегодня говорят «автокефалия», но — заглянем в детали. Объединить уже в который раз пытаются как минимум УПЦ КП и УАПЦ. Что за этим стоит для их священства и верующих, для приходов? Ведь у каждой из сторон есть по всей Украине свои главы епархий. Как они будут решать, кого из епископов оставлять, кого смещать? Или будут перекраивать карту Украины, чтобы каждому митрополиту «нарезать» немного территории? В прошлые разы договориться не удалось.

— Я могу вам ответить на это словами Филарета. Он сказал, что никакого экзархата и подчинения Константинополю быть не может, только должна быть автокефалия. Кроме того, Филарет уверен, что патриархом может быть только он. И по епархиям стоять вопрос не будет.

— То есть, похоже, ситуация повторяется — это не слияние, а поглощение Киевским патриархатом «автокефалов». Но ведь не факт, что Филарет станет патриархом. Ему обещают, но на выборах могут проголосовать и за кого-то другого. Какие шансы у Филарета стать во главе новой церкви?

— Никаких у него шансов нет. Я могу сказать свое мнение. Стамбул будет управлять. Они хотели подобное сделать в Чехии — не удалось. Теперь в Украине. Пусть Варфоломей даст американской церкви автокефалию, там у него есть несколько приходов (считается, что США — основной «кошелек» Константинополя. — Авт.). Можно было бы дать всем странам автокефалию, пусть бы каждая страна и управляла своей церковью.

«Ходите молитесь, но нет — не спешат»

— Возвращаясь к Филарету. С него сняли анафему или это не требуется?

— 9—10 октября состоится Синод в Константинополе. И хоть Филарет в интервью журналистам делает вид, что его это не интересует, но, думаю, все иначе. Его мучает совесть и наложенная на него анафема. И доказательством тому — его письмо в Москву, подписанное «монах Филарет», а не «патриарх Киевский» (СМИ сообщали о письме 2017 года от Филарета на имя патриарха Кирилла с просьбой о преодолении «украинского церковного раскола». — Авт.).

Сегодня Стамбул подгоняет все под одну гребенку. Этот грех не простится ни в этом веке, ни в будущем. Что они делают? Снимают анафему с Ивана Мазепы, которую он получил за то, что женился на племяннице и крестнице. Они нашли воспоминания какого-то греческого священника, который якобы исповедовал Мазепу. Стамбул все находит, что ему нужно. И сегодня под снятие мазепинской анафемы они хотят подогнать и Филарета, чтобы еще раз укорить Русскую Православную Церковь.

Владыка Павел:

«Я не представляю

себя без Лавры. Но

туфлю целовать

Стамбулу не намерен»

— Москва и сама откололась от Константинополя когда-то, так что укоры и обиды понятны…

— А почему так получилось? Давайте вспомним, почему была перенесена Киевская митрополия в Москву. В 1299 году в результате монголо-татарского нашествия Киевские митрополиты были вынуждены поменять резиденцию. Киев был разрушен. И они перешли в город Владимир-на-Клязьме (ныне Владимир). А с 1325 года резиденцией Киевских митрополитов стала Москва, и этот выбор был одобрен и утвержден Константинопольской Церковью, исходя из политической ситуации в раздробленной Руси.

Перенес кафедру митрополит Максим, грек. Так что это не русские перенесли нашу кафедру в Москву, а греки. Греки и тогда, и сегодня живут за счет Русской Церкви. Так сложилось исторически. Даже Филарет, при всех своих высказываниях против РПЦ, не гнушается титула «всея Украины — Руси». Он называет нас «москалями», тогда как сам получил духовное образование от той же РПЦ. Его рукополагали московские архиереи. Пусть снимет с себя сан, которым наделила его РПЦ.

Я все еще надеялся на его благоразумие и даже оставил его фотографию на выставке, которую мы готовили к 30-летию открытия Лавры. Хотя некоторые люди были против. Но я считаю: история — есть история.

С одной стороны, Филарет говорит, что никто не будет захватывать Лавру, с другой стороны, начинает злословить. Когда меня назначили наместником в 1993 году, после Филарета нам остались только одни долги.

Мне жаль наш народ. У нас есть сегодня независимое государство — слава Богу. У нас есть независимая Церковь — только ходите молитесь, но нет — не спешат.

Киево-Печерская лавра

Киево-Печерский монастырь. «Наша лавра ничем не хуже Афона». Фото А. Яремчука

«Нам грозятся захватами»

— Патриарх Варфоломей, как пишут о нем некоторые, хочет быть православным папой. Как его инициативы воспринимают другие церкви, не только РПЦ, а остальные поместные церкви?

— РПЦ, кстати, относилась к нему с огромным уважением. Но когда он начал говорить то, что противоречит законам и уставу Церкви — начинают опасаться. Остальные поместные церкви боятся что-то говорить против, потому как за ним стоит Америка.

Я думаю, будет плачевная история с епископом Элладским Серафимом (он на днях выступил с заявлением, что действия Константинопольского патриарха Варфоломея ведут к расколу православия. — Авт.) и еще с некоторыми. Когда-то выступил против митрополит Тимофей, сегодня он Кипрский, а тогда был в Иерусалиме — и попал в запрет на девять месяцев. Я не удивлюсь, что и других наших епископов Стамбул будет запрещать.

— А ваше личное отношение к патриарху Варфоломею какое?

— У меня есть к нему вопросы. Мы, к примеру, всегда стараемся послужить афонской братии или братии других церквей. Еще в 90-е мы давали на Афон частички мощей наших святых, чтобы люди во всем мире знали о преподобных Киево-Печерской лавры. И приезжали американцы Константинопольского патриарха, я принимал их, сослужил. Относился к Патриарху Варфоломею, как к Святейшему.

Но после всех этих событий складывается ощущение, будто его не интересует, что после его решения в Украине может возникнуть еще больший раскол. Эта позиция очень меня огорчает. И даже если он и хотел уврачевать этот раскол, то решать надо было без светских властей и Америки. Надо было приехать или собраться на нейтральной территории, пригласить Патриарха Кирилла, Блаженнейшего Онуфрия, сели бы вместе и приняли решение — как сделать так, чтобы соблюдались законы. Сложившаяся ситуация уже вызвала угрозы.

Успенский собор, СССР, Киево-Печерская лавра, руины, история

Киево-Печерская Лавра. Успенский собор подняли из руин лишь в 2000 году. После войны. Главная святыня стояла разрушенной десятки лет

— Какие угрозы?

— Нам грозятся захватами 14 октября, в праздник Покровы Божией Матери. Давайте вспомним историю праздника. В IX веке наши предки, будучи еще язычниками, хотели захватить Константинополь. И молились там люди о помощи. Божия Матерь утешила их, покрыв Своим омофором (головным убором в виде накидки), когда с неба пошел огненный дождь и враг пал. Что интересно — праздник поражения в бою наших предков стал одним из главных праздников на Руси. Они тогда увидели веру православную, и таким образом Православие пришло на Русь.

Владыка Павел:

«Константинополь

имеет свой

раскол, который

не решил за много лет»

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы — это символ неустанного предстательства Богородицы за род людской. Ее молитва — это несокрушимый щит, при помощи которого угасают все огненные стрелы. Я думаю, что если на Лавру будут нападки — Господь поразит это беззаконие, по молитвам Своей Пречистой Матери и нашей Неусыпной Ходатаицы.


«Если мы соединяемся с адом, то сами окажемся в аду»

— Нападения оправдываются тем, что это отбирают что-то у «московских попов».

— Я и братия, мы — украинцы (митрополит Павел родился на Ровенщине. — Авт.). Мы живем в Украине. Свою Лавру мы восстановили из руин и до сих пор восстанавливаем! Мне предлагали уехать за границу, я отказался, потому что я здесь родился и останусь своими костьми.

В моем родном городе Млынов мы открыли храм, школу, отремонтировали церковь. Тогда власти Млынова были так благодарны, что сделали меня почетным гражданином этого города. Теперь пришла новая власть, и сняла с меня это звание. Я поражен, что люди, которые еще ничего не сделали, распоряжаются историей.
В свое время я помог ходатайством, чтобы провели газификацию 54 сел, сделали дороги. Тогда был Азаров. Я попросил сделать это для своего народа и места, где я вырос. И сегодня мне говорят, что я не украинец. А что вы, обвиняющие всех и вся, сделали для родной страны?

— Во многих странах мирно сосуществуют православные приходы различных патриархатов. Все православные юрисдикции представлены в США. В Париже есть православные русские церкви Константинопольского патриархата и РПЦ. В Иерусалиме православные разных конфессий вообще поочередно служат в одних и тех же храмах. У нас все сейчас, конечно, намного острее. Церковная ситуация напоминает эстонскую. Там более 20 лет сосуществуют Эстонская апостольская православная церковь Константинопольского патриархата и Эстонская православная церковь МП. Были ли там захваты храмов?

— Нет, там люди более цивилизованные. У нас же нападают те, кто в храм вообще не ходит.

Владыка Павел:

«У Церкви нет

никакой „матери“.

Есть Церковь

Христова. Мы все равны»

— Сложно отступиться от того, что было отстроено своими руками. Вы поднимали Киево-Печерскую лавру из руин, помогали храмам и святым обителям Украины. У нас в газете есть проект «Тайны монастырей», по которому вышла большая книга. Когда мы ездим в экспедиции по Украине, почти везде настоятели нам рассказывают, как приходилось восстанавливать храмы практически с нуля. Какой настрой у священства — стоять до конца или уйти?

— Могу сказать о нашей Лавре. Одни говорят: «Мы здесь ляжем костьми, но никуда не уйдем!». А некоторые, наоборот, говорят: «Мы уйдем». Мы сегодня как раз вспоминали 1924 год, когда братия поднималась на третий ярус на колокольню и прыгала на штыки, которые держали внизу красноармейцы.

Был такой отец Варфоломей. Он прорубил в Днепре лунку, снял одежду и оставил предсмертную записку: «Не могу выдержать позора, не могу отречься от Церкви и лучше пойду под лед и предстану пред Богом, но не предам Его». Ссылки, тюрьмы, расстрелы в Харьковской тюрьме — это все те же молодчики, того образца, которые и сегодня беснуются. Это все уже было.

Они начали войну с Церковью, потому что увидели, что уже остальное все разрушено. Я вчера как раз открыл Евангелие на том месте, где говорилось: не бойтесь, если вас будут бить и убивать, Дух Святый скажет — если сохраните до конца веру в Бога, будете иметь жизнь вечную.

Я не представляю себя без монастыря. Туфлю целовать Стамбулу я не намерен. С раскольниками объединяться без их покаяния — ни в коем случае. Потому что если мы соединяемся с адом, то сами окажемся в аду. А народ верующий, если он помнит свою историю, он защитит свои святыни и себя в этой святости.

Киево-Печерская лавра, Успенский собор

Успенский собор, роспись алтарной части Фото В. Горецкого

«Командовать нами туркам не позволим!»

— Что означает разрыв связи между Москвой и Константинополем?

— Мы можем общаться с ними, но не можем поминать их в молитвах. Мы можем стоять с ними в храме рядом, но не можем вместе служить. Не чтобы выразить свою злобу, а чтобы показать, что так, как учинил Стамбул, нельзя делать. Захотят приехать в Лавру, мы их примем, но командовать нами туркам не позволим!

— Кстати, на счет непоминания в молитвах. Меня поразила история на Афоне, находящемся под юрисдикцией Константинополя. Оказывается, там есть мятежный монастырь Эсфигмен, уже много лет не поминающий патриарха Варфоломея в своих молитвах. Это место для нас знаковое. Именно там получил постриг преподобный Антоний Печерский, оттуда он принес нам монашество и устав святой Киево-Печерской обители. До сих пор там сохранилась его келья. Патриарх Варфоломей пытается выселить монахов. Периодически полиция атакует обитель, причем чуть ли не «коктейли Молотова» идут в ход. Но Эсфигмен выстоял уже не раз!

— Это самодостаточный монастырь. Почему он должен подстраиваться под кого-то? Кстати, наши монахи Киево-Печерской лавры подвизались там.

Мятежный Эсфигмен. Монастрырь Афона не молится за Варфоломея

Мятежный Эсфигмен. Монастрырь Афона не молится за Варфоломея

Владыка Павел:

«Церковь — не мир

животных, где

кого-то с кем-то

можно скрестить»

— Выходит, что в Константинопольской церкви свой раскол.

— Не только там. Иерусалимская и Антиохийская Церкви не сослужат уже несколько лет из-за Катара. Но там не раздувают это. Зато сейчас в СМИ РПЦ именуют раскольниками. Не зная истории Церкви, хотят судить и ставить оценки. Вы слышали разговоры, осуждающие раввинов или руководителей мусульманских общин? Нет!

— Только анекдоты.

— Да. Но все обсуждают православных священников и решают дела православные. Особенно те, кто в церковь не ходит.

«Афон закроют для нас? Ничего! Для меня нет равных Иерусалиму»

— Владыка, в нынешней ситуации, находясь вне общения, бывать на Афоне монахам можно?

— Могут не открыть визу.

— То есть могут закрыть Афон?

— Мне очень нравится изречение покойной матушки-игуменьи Покровского монастыря Маргариты, ведь женщинам тоже Афон закрыт: «Сестры, вот вам деньги, поедьте на море, посидите в соленой воде — и нечего шастать».

У нас в Лавре ничем не хуже Афона. Да Афон — это Удел Божьей Матери. Но чтобы послужить там, приходится претерпевать много бумажной суеты.

Для меня нет равных Иерусалиму. Я очень люблю Иерусалим. Патриарх Феофил всегда встречает с радостью. Мы служим с радостью.

Храм Воскресения, Иерусалим, владыка Павел

Храм Воскресения Господня в Иерусалиме, Кувуклия. «Выше Иерусалима ничего нет»

А вот приезжаю я в сербский монастырь на Афоне. До этого мы их у нас в Лавре встречали со всеми почестями. И вот они меня в алтарь не допустили! Как так? Или в Великой лавре на Афоне садятся священники кушать. Дают макароны с маслом. А потом говорят — нет, вы не можете завтра служить. Почему? Потому что вы ели с растительным маслом, вы не можете причащаться. Простите, но вы же сами нас угостили! После таких поступков ездить служить отпадет всякое желание.

Я всегда считал — выше Иерусалима ничего нет. Там Удел Божьей Матери, там был Христос, там земля моего Спасителя. Там моя вера зародилась и пришла ко мне. Я кланяюсь патриарху Феофилу и бывшему патриарху Диодору, которого очень любил и ценил, для меня это был святой человек. И очень уважаю епископат Иерусалимской Церкви. Там всегда нам рады. Ну не пустят на Афон — ну и ладно, ничего страшного.

Владыка Павел:

«Это не русские

перенесли нашу

киевскую кафедру

в Москву, а греки»



— Паломникам УПЦ тоже будет затруднительно ехать на Афон?

— Думаю, пока да. Но хотелось бы посмотреть, что будет, когда РПЦ перестанет покупать у них ткани для облачений, оливковое масло. Посмотрим. Сейчас как раз модное слово появилось — «санкции».

Афон

Афон

— Владыка, каков ваш прогноз на Синод в Стамбуле? Я так понимаю, что сам томос на нем не дадут, так как до этого должны еще пройти объединение находящихся в расколе Церквей и выборы нового предстоятеля. Но могут принять решение, что томос выдадут после этих выборов. Чего вы ожидаете?

— Я надеюсь, у греков хватит мудрости не разорвать отношений с Русской Православной Церковью и не привести к периоду гонений в Украине. Это будет проверка их веры. Патриарха и Синода.

Вы спрашивали об автокефалии нам от РПЦ. Сегодня не время для автокефалии. Вспоминаю слова моего духовного наставника — нашего Блаженнейшего митрополита Владимира: «Вот посмотрите, еще наступит время, когда мы с вами вдвоем останемся в Киеве. Только я в могиле, а вы — в монастыре». И к этому все идет, потому что власть решила заняться Богом.

— И названием. Хотят ввести — Украинская поместная православная церковь, УППЦ. Получается, Киевский патриархат исчезнет. А Украинскую православную церковь думают назвать снова «Украинским экзархатом». Ваше отношение к этому какое?

— Самое главное для человека верующего — только чтобы быть в лоне Церкви Христовой. Все забыли слова Христа — приду, обрящу ли Я веру? Все хотят сегодня независимости. От кого? От Бога эти люди и так независимы. Пост не соблюдают, живут не венчаными, по 20 раз женятся, по 10—15 абортов делают и так далее. Я исповедую прихожан и знаю.

Рабами греха были и будем. Что мешало Адаму жить в раю? Все было. Не надо было никому налоги платить. Нет, они с Евой захотели стать свободными от Бога. И в итоге, уйдя от Бога, пришли в объятия сатаны. Так и Украина сегодня не может пережить свободы своей, которая ей дана. А винят Бога и Церковь.

Митрополит Павел:

«Вспоминаю слова моего духовного наставника — нашего Блаженнейшего митрополита Владимира: «Вот посмотрите, еще наступит время, когда мы с вами вдвоем останемся в Киеве. Только я в могиле, а вы — в монастыре»

— Мне понравилось в вашем недавнем видеообращении высказывание: «Церковь — это не мир животных, где кого-то с кем-то можно скрестить и что-то хорошее получится».

— Не получится! Церковь не разделяется, это люди разделяются. Ну пусть 100 лет будет раскол, но он все равно иссякнет. Будущее Церкви люди должны решать — верующие, а не единолично власть имущие.

— Если новая украинская церковь окажется под контролем Константинополя, нужно ли ей менять календарь, святых?

— Как хорошо вы подметили. У Константинополя календарь новостильников, который был введен в 1924 году в Греции — новый григорианский календарь. И у них в Церкви около миллиона старостильников, людей, которые отказались принять новый календарь и разорвали отношение с иерархами. У них свой раскол, который они сами уже столько лет уврачевать не могут!

Когда в 1935 году три епископа отвергли новый календарь, то новостильники их отлучили от Церкви, прерывали службы, которые они проводили, сажали в тюрьмы и избивали верующих, топтали Святые Дары и действовали при помощи полиции. Так почему же, имея у себя столь серьезные нерешенные проблемы, они берутся решать наши?

Да, если такое случится, то все перейдут на новый стиль, как в Элладской церкви. Возьмите греческий календарь — увидите ли вы там святых славянских? Есть Серафим Саровский да Антоний Печерский, которого они пишут, что он грек. Все. Остальных нет в их диптихах и службах. Это еще одно доказательство потери нашей исторической духовности.

Кроме того, Константинополь добавит свои налоги, уж поверьте. Сейчас мы никому не платим налог, даже епархии не платят митрополии, поскольку очень бедственное положение с финансами в областях. А будет все обложено!

Фанар, Стамбул - резиденция патриарха Варфоломея

Фанар, Стамбул — резиденция патриарха Варфоломея

«Патриарх не имеет права самолично дать автокефалию»

— Каноническое православие состоит из 15 поместных автокефальных церквей, в которые входят 5 патриархатов. Решение Синода в Стамбуле должны признать все остальные иерархи, помимо Варфоломея, или он может принять решение об автокефалии сам?

— Патриарх не имеет права самолично дать автокефалию. Ее должны признать остальные Церкви, иначе она будет нелегитимна. Я думаю, что у них хватит благоразумия не разделить народ. Самое главное — чтобы не пролилась кровь.

Будем надеяться на здравый смысл Стамбула. И хотел бы обратиться к ним — не делать того, чего не желают себе! Есть право выбора. Христос никого не заставлял идти за собой. Он говорил: кто хочет идти за Мной, откажись от своей гордыни.

Митрополит Павел:

«Мы „московские попы“? Я и братия, мы — украинцы. Мы живем в Украине. Свою Лавру мы восстановили из руин и до сих пор восстанавливаем! Мне предлагали уехать за границу, я отказался, потому что я здесь родился и останусь своими костьми»

— Что можно сказать сейчас верующим Украины?

— Самое главное — сохраните мир в сердце. Ходите в храм. Если священник говорит, что нужно идти войной на другую Церковь — бегите от него, это не Божий священник. Христос помогал нищим, слепым, хромым, убогим, Он и сегодня приходит, чтобы помочь человеку исправиться и стать на ноги. Нам надо хоть немного достичь этой цели.

Почитайте историю Святой Церкви, мирового православия, но читайте не в искаженном виде, а так, как оно было.
Многие обвиняют священников, да и меня, в скандальном характере. Я отстаивал и отстаиваю не себя, только Лавру и наших прихожан, я отстаиваю вас. Потому что мне было неприятно, что в Лавре была табачная фабрика и посольство. Неприятно, когда из храмов делали кинотеатры или СТО. Господь сохранил меня в огне, сохранил от бактериологического оружия, когда меня пытались отравить. Уповаем на Господа и сегодня. Церковь страдает и молится за каждого из вас.

Говорят, что сыр даром только в мышеловке — нет. Он стоит смерти мыши. И все эти ловушки, которые сегодня вам предлагают — это ловушки для нашей христианской души и нашей культуры, чтобы их уничтожить.
Я вас призываю к мудрости и единству. Католики, будьте мудрые, православные, будьте мудрые и смиренные, евреи, живите, как вам Господь велел, мусульмане, живите единой семьей. Возвращаемся из мира в одну землю, которая примет каждого человека.

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам