Время чтения: 2 мин

Детский писатель Юрий Никитинский в интервью «Сегодня» и Liferead. media рассказал, как сбылась его мечта издать книгу в Китае, о бегающей по крышам учительнице, «пацанских стихах», рецептах приготовления грибов и первом творческом вечере в психбольнице.

Юра Юрий Никитинский детский писатель

Творцы трилогии «Тайна…»: художник Михаил Александров, издатель Ольга Черепанова и писатель Юрий Никитинский. Фото: Facebook.com/yuri.nikitinsky

— Юрий, вот вы и стали первопроходцем: ваша «Тайна» стала первой трилогией украинского детского писателя, которая вышла на китайском языке! Расскажите, как все было.
— Началось с того, что ко мне пришла издатель Оля Черепанова с идеей книжки про… ночной горшок. Фишка заключалась в том, чтобы объединить форматы: основная история, которую я придумываю, а на фоне этого — познавательные вставки с исторической информацией о горшке в Древнем Египте, средневековой Европе и т. д. Главный герой — девочка-детектив, которая расследует дело о похищении этого интимного предмета из детского сада.
Конечно, был риск, что маленькие читатели не будут заглядывать в эти вставочки. Но оказалось, что это как раз очень привлекает ребенка. И мне самому история горшка была интересна, и детям, для которых нет ничего смешнее слова «какашка». Мы сделали это деликатно и весело. Плюс — иллюстрации гениального художника Миши Александрова.
Юра Юрий Никитинский детский писатель

Юрий Никитинский создал серию «детективов» для детей. Facebook.com/yuri.nikitinsky

«Тайна ночного горшка» пользовалась успехом, ее отметили на Львовском книжном форуме, купили и перевели в Литве. Вдохновленные успехом, мы решили делать продолжение в таком же формате.


Что читают с этим материалом? Ретрограды — уходят от Цукерберга и топят смартфоны


В поисках темы я пришел к родственнику, который работает в пекарне. Как думаешь, говорю, о хлебе можно рассказать? Пекарня — это интересно? Он удивился: «Это мегаинтересно!». Так появилась фантастическая детективная история с той же героиней. А в конце книжки — разворот с простыми рецептами, доступными для детей. Их разрабатывали кондитеры пекарни. Опять все вышло замечательно, и сразу возникла идея третьей книги — об истории денег: в итоге увидела свет «Тайна фальшивой монеты».

Юрий Никитинский: «В Украине есть вполне конкурентоспособные авторы»

— В общем, Джоан Роулинг пора начинать волноваться: вы явно на «Поттериану» замахнулись! А если серьезно — у мирового рынка детской литературы есть свои тренды?
— Конечно. Если коротко, сегодня их два: книга-картинка (короткая история, максимум иллюстраций) и «виммельбух» — книжка без текста, состоящая из нескольких разворотов-картинок с массой персонажей и деталей, по которым ребенок сочиняет свой рассказ.
Традиционно в цене — познавательная и подростковая литература. В Украине появилось несколько авторов, чьи книги вполне конкурентоспособны. Их покупают, переводят.

— Тем не менее лучшей украинской детской книгой недавно признали «Тореадоров из Васюковки» Всеволода Нестайко.
— Понимаете, лучшее произведение не может быть написано вчера. Оно должно пройти испытание временем. Идеальная детская литература — это когда и взрослые, и дети кайфуют от одного и того же. Вычислить интерес ребенка невозможно — это зависит от среды, воспитания, увлечений. Поэтому я, к примеру, пишу для себя, а в итоге это интересно всем.

Юра Юрий Никитинский детский писатель

Юрий Никитинский часто сам читает детям свои произведения. Facebook.com/yuri.nikitinsky

— Проверяете то, что написали, на своих детях?
— Мне кажется, это упаднический способ определять качество литературы. Знаю, что Варя тайком пару моих книг прочитала. Но я не ставлю цели навязывать им свои произведения. При этом с удовольствием хожу в школы и библиотеки, когда меня приглашают почитать. Дети — очень благодарные слушатели, открытые, хохочут и бурно реагируют — я это обожаю. Обычно подбираю наиболее эффектные для устного чтения рассказы и слежу за реакцией.

Юрий Никитинский: «Сейчас звонить и дышать в трубку уже неактуально»

— Задают странные вопросы?
— Знаете, иногда просто ставят в тупик. (Улыбается.) Как-то, прослушав рассказ, одна девочка вдруг спросила: «А вы ели лягушку?». Я растерялся, не знал, что ответить. Хотя потом вспомнил, что таки ел лягушку! Это поколение абсолютно новых людей. И они мне нравятся!


Что читают с этим материалом? Анатолий Папанов: «Не хочу быть прочитанной книгой»


Юрий Никитинский: «В свой успех верил всегда»

— А что за история, когда вас в Швеции опубликовали?
— Опять же — случай. В детской библиотеке выступал детский писатель из Швеции Пер Нильссон. Я пришел, чтобы его послушать: как ни крути, скандинавская школа — законодатель мод в детской литературе. Мы познакомились, и ему понравилась моя «История с Драконом». Он спросил, можно ли перевести ее на шведский и опубликовать в культурологическом журнале.

— Слушайте, это же отличный пиар для писателя!
— И не только пиар. По тем временам журнал выплатил мне огромный гонорар! Вызвали в посольство и выдали всю сумму. Но таким фартовым я был не всегда. Первую книжку я издал за свой счет. Друзья сперва предложили оплатить, а потом куда-то исчезли. Пришлось отдавать кровные… Сижу и думаю: ну как их продать? Где? Не идти же на Петровку! С моим неулыбчивым лицом люди будут шарахаться — какой из меня продавец? С тех пор зарекся издаваться за свой счет.

— Верили, что будет успех?
— В начале 90-х, когда я начинал, тираж в 75 тысяч считался так себе, не фонтан. А в советское время на гонорар от одной книги писатель мог жить припеваючи год. Конечно, я был уверен в своей гениальности и в том, что стану известным в 25 лет! Амбиции… А куда ж без них? (Улыбается.) Но в конце 90-х оказалось, что детская книжка никому не нужна. И я ушел в журналистику, чтобы обеспечить себя.

Юра Юрий Никитинский детский писатель

Юрий Никитинский: «Конечно, я был уверен в своей гениальности!» Facebook.com/yuri.nikitinsky


Что читают с этим материалом сегодня? Люк Бессон — из морских биологов в гуру кино.


— Сейчас книги более востребованы?
— Ну, на том же «Книжном Арсенале» постоянно не протолкнуться. Иногда на таких ярмарках презентую свои книги сам — это весело, да и многим читателям приятно пообщаться с автором. На ближайшем «Арсенале» планирую быть с новыми книжками обязательно.

Юрий Никитинский:

«Мои стихи печатали в эротическом журнале «Лель»

— Вот видите — все сбылось. И даже Китай: помню, вы рассказывали, что предвидели лет десять назад.
— Это шутка была, вообще-то. (Улыбается.) В 2000 году, когда в моей жизни еще не было семьи, мы с художником и писательницей Светланой Дорошевой ходили пить вино на лестницу на Воздвиженке. Смеялись до слез и мечтали, что наши книги будут изданы в Китае. План был таков: китайцев много, значит, и тиражи там ого-го! И если даже с одного «ого-го-тиража» хотя бы по гривенке перепадает автору, он автоматически становится миллионером! Смех смехом, но все сбылось! Правда, реальность откорректировала финансовые расчеты — не так уж там и ого-го. (Смеется.)
Кстати, что интересно, за право ее издания на китайском языке боролись три издательства. Эпопея переговоров длилась так долго, что мы уже не верили, что получится. Там был свой отдельный детектив!

Юрий Никитинский: «Книгочеем в детстве не был»

— Героиня вашей книги «Жизнь и обычайные приключения Тамарочки Павловны» бегает по крышам и вообще — совсем нетипичная как для учителя. Это реальный персонаж?
— Тамарочка Павловна — смешанный образ. Действительно, в техникуме радиоэлектроники, где я учился, так звали преподавательницу литературы. У нас были замечательные отношения, ее все любили, очень демократичная была.

Я подумал так: есть много книг о детях-сорванцах. А учитель — это же нормальный человек, не монстр какой-то, не чудовище. Вот и придумал историю про такого педагога. Возможно, это было воплощение детской мечты — я не очень любил свою первую учительницу. Недавно нашел свой дневник — весь красный от замечаний: «кидался шишками», «ударил Наташу» (стыдно сейчас, конечно, что девочку обидел), «пел на уроке». Поет ребенок на уроке — поставь пятерку и радуйся! Значит, хорошо ему, душа поет! Учителю тоже хочется и побегать, и попрыгать, и винчика выпить с друзьями. В общем, хотел я показать педагога с человеческим лицом.

Юра Юрий Никитинский детский писатель

Facebook.com/yuri.nikitinsky


Что читают с этим материалом сегодня? Кристофер Раули и его говорящие драконы.


— А сами вы, кстати, много читали в детстве?
— Я вырос в Туркменистане и, как все советские дети, обожал Носова, «Мишкину кашу», но книгочеем не был. Перелом случился в 4-м классе, когда я три месяца пролежал в больнице. Мама работала в библиотеке и носила мне книги авоськами: Майн Рида, Фенимора Купера. С тех пор я читал постоянно — про индейцев, ковбоев, про всякие приключения. А оторвавшись от книжки, с легкой головой шел гулять. Рядом была военная часть — пацаны грабили склады, жгли дымовые шашки, воровали учебные лимонки… Куда тем книжным приключениям до наших!

Юрий Никитинский: «Моя учительница — образ собирательный»

— Вы используете свои школьные истории, когда пишете?
— Скорее, детали какие-то. И потом, многое уже устарело. Например, история
о том, как мальчик звонил девочке и дышал в трубку — реальная. Но сейчас она уже неактуальна: у всех мобильники, какой смысл в них дышать?

Юрий Никитинский: «За публикацию в Швеции мне платили в посольстве»

— Никита Михалков как-то признался, что его отец, известный детский писатель, к своим детям особых чувств не проявлял. У Андерсена и вовсе детей не было. Как-то нелогично получается…
— Почему-то распространено мнение, что детским писателем может стать лишь тот, у кого есть дети. Или тот, кто пишет для своих отпрысков. Бывает и так. Но есть и противоположные случаи: тот же Хармс детей не любил, при этом считается классиком детской литераторы абсурда.

Юрий Никитинский детский писатель

Юрий Никитинский и его прекрасная семья. Facebook.com/yuri.nikitinsky


Что читают с этим материалом сегодня? Куда поехать на майские: программа от городов Украины.


Юрий Никитинский: «К детской литературе пришел не сразу»

— Вы ведь тоже начали писать для детей, когда своих еще не было?
— Ну, у меня другая история. Я изначально хотел стать рок-звездой, у меня даже была своя группа — так что мимолетной кометой все же побывал. (Улыбается.) Параллельно писал стихи. Мне казалось, что поэт — это тоже звезда и девочки должны это ценить. Ведь все делалось ради девочек: и рок-звездой становились — чтобы бросали лифчики на сцену и любили. Мальчик с гитарой — это же мечта всех девочек! В общем, я писал иронические стихи, ходил по разным студиям, читал их, пытался приткнуть. И вдруг открыл для себя Олега Григорьева — ленинградского детского поэта, который в 70-х писал и для взрослых, и для детей: «Я спросил электрика Петрова, Отчего у вас на шее провод, Но молчит Петров, не отвечает, Только тихо ботами качает». Форма детская, а стихи взрослые, «черные». Я знал их наизусть, но всегда считал, что это народное творчество.
И вдруг понял: детская литература — вот куда надо себя направить! Чтобы было клево и для взрослых, и для детей.

— «Прекрасные женские люди в поэтах знают толк» — ну, гениально, чего уж там?! Это из ваших «Пацанских стихов», верно? Знаю, что недавно был аншлаг на вечере, где вы их читали…
— (Смущенно улыбается.) Ну, пришли в основном близкие друзья… «Пацанские» — продолжение тех самых иронических стихов. Их можно назвать брутальными и даже пошловатыми, поэтому я не особо их промотирую. Это — взгляд на жизнь пацана с Троещины, где я прожил 20 лет. Мой вымышленный герой — алкоголик и бабник, с прямолинейным таким взглядом на жизнь. Я выкладывал когда-то эти стихи в «Живой журнал» — потешался сам и радовал людей.
«Наташки» начались чуть раньше — это абсурдные сценки в духе Хармса. Но только про любовь. Героиня — собирательный образ не очень умной женщины, «наташки» с маленькой буквы. Некоторые из этих зарисовок даже публиковались в эротическом журнале «Лель» — помните, был такой в Киеве в конце 90-х? Вот там, среди голых теток, и красовался мой цикл «Страсть». Сейчас я читаю эти стихи и сценки крайне редко — на квартирниках, куда приходят все свои.

Юрий Никитинский: «Мы пили вино на Воздвиженке и мечтали издаться в Китае»


Что читают с этим материалом сегодня? Отпуск-2018: модные направления и бюджетные варианты.


Юрий Никитинский: «В психбольнице мне подарили… ложку»

— Слушаю вас. Юра, и поражаюсь — как эти литературные жанры резонируют с тем, что вы, например, отлично готовите, к тому же — знатный грибник…
— Ну, грибы — моя давняя страсть. Обожаю лес — могу часами ходить один, напевая песенку, и собирать грибы. Причем в любое время года. Рецептов с грибами у меня множество — я знаю в этом толк!

А вот кулинарией, как и журналистикой, пришлось заниматься вынужденно: когда появились дети, а жена вышла на работу, кому-то нужно было взять на себя функцию повара. Кандидатура была только одна: я. (Смеется.) Хотя до женитьбы мой образ жизни был абсолютно антихозяйственным.

Юрий Никитинский детский писатель

Юрий Никитинский: «В какой-то момент я понял: детская литература — вот куда надо себя направить!» Facebook.com/yuri.nikitinsky

— Слушайте, а что это за легендарная история с выступлением в… Павловской психбольнице?
— Ну-у-у, это давно было, еще в начале 90-х. Гена Гутгарц — ныне известный художник — тогда пытался делать концерты рок-звезд андеграунда. Звонит мне: мол, чумовое мероприятие делаю, выступают «Братья Гадюкины», «Наутилус» — в общем, набросал имен и очень заинтриговал. Мне предложил в паузах почитать стихи. Я, конечно, с радостью и трепетом согласился!

— А почему именно в психушке он этот концерт делал?
— Тогда радовались любому залу, который давали без аренды и особых условий. Меня это не смущало, и я ждал заветного дня. Но Гена молчал… Вдруг звонит барышня, какой-то культорг Павловки: «Юрий, вы не забыли, что завтра ваш творческий вечер у нас? Ждем!» Шок. Но отказываться нельзя — больница все-таки, люди будут ждать. Пошел — на свой страх и риск.
Перед выступлением эта культорг радостно вручила мне пачку стихов пациентов, чтобы я оценил. Полистал пару минут этот поток сознания и шагнул на сцену… Приняли меня тепло, слушали внимательно и даже задавали вопросы.


Что читают с этим материалом сегодня? Что делать в Нью-Йорке 7 дней: наш опыт.


Во второй части концерта выступала самодеятельность палат и больничных отделений. Я честно сидел в зале и смотрел на все это, вдруг сзади передали что-то, завернутое в фольгу: «Это вам. Спасибо». Не хотел обидеть человека отказом, кивнул, положил презент в карман. Оказалось — алюминиевая ложка из столовой, завернутая в обертку от печенья.
Так прошел мой первый в жизни творческий вечер…

— Очень трогательная история, на самом деле. Именно этим мне, к примеру, очень нравятся ваши посты в соцсетях. В них столько тепла — особенно когда речь идет о ваших детях. Например, как дочка Варвара забыла дома корону для утренника. И вы бросили все и повезли ее…
— Варя позвонила, вся в слезах. Как я мог не привезти? Она же принцесса. А принцессе без короны никак нельзя.

Что читают с этим материалом?

Хотите еще больше интересных материалов? Тогда дайте шанс проявить себя нашему маленькому роботу, который специально для вас подберет увлекательное чтиво! Жмите «Мне повезет

Понравилась статья? Что думаете? Расскажите нам